Жизнь и смерть. Глава двадцать первая

Стефани Майер

Жизнь и смерть

21. ЗВОНОК

Проснувшись, я понял, что еще слишком рано. Ночи и дни для меня словно постепенно менялись местами. Единственным источником света в комнате был телевизор с приглушенным звуком. Часы на экране показывали начало третьего ночи. Я услышал тихие голоса, говорящие слишком быстро, и решил, что это они меня разбудили. Минуту-другую я неподвижно лежал на диване, ожидая, пока придут в порядок слух и зрение.  


 

Потом осознал странность того, что разговаривают достаточно громко, чтобы разбудить меня, и сел. 

Арчи снова рисовал, склонившись к столу, а Джесамина стояла за ним, положив руку ему на спину. 

Я встал и подошел к ним. Увлеченные тем, что делал Арчи, они даже не посмотрели в мою сторону. 

Я пристроился с другой стороны, чтобы разглядеть рисунок.

– Он увидел кое-что еще, – тихо сказал я Джесамине.

– Что-то заставило ищейку вернуться в помещение с видеомагнитофоном, но теперь там светло, – ответила она.  

Я смотрел, как Арчи рисует квадратную комнату с темными балками на низком потолке. Стены отделаны деревянными панелями – мрачноватыми, немодными. На полу неяркое узорчатое ковровое покрытие. В южной стене большое окно, а в западной – дверной проем, ведущий в гостиную. Сбоку от него большой камин, сложенный из коричневого камня и открывающийся в обе стороны. Если смотреть отсюда, в центре внимания оказывалась юго-западная часть комнаты, где на слишком маленькой деревянной тумбочке ютились телевизор и кассетный видеомагнитофон. Их огибал старый угловой диван, перед которым стоял круглый журнальный столик.

– Сюда телефон, – прошептал я, показывая нужное место.

Они оба уставились на меня.

– Это дом моей мамы.

Арчи уже стоял у противоположной стены с мобильником в руке и набирал номер. Я пристально смотрел на точное изображение знакомой с детства комнаты. Вопреки обыкновению, Джесамина плавно приблизилась ко мне. Она легко коснулась моего плеча, и физический контакт, похоже, усилил ее успокаивающее воздействие. Страх оставался притупленным, размытым. 

Очертания рта Арчи потеряли четкость, он говорил слишком быстро… его речь казалась просто тихим гудением, которое невозможно было понять. 

– Бо, – сказал он. Я посмотрел на него, не в состоянии ответить. – Бо, Эдит уже в пути. Они с Элинор и Карин отвезут тебя куда-нибудь, спрячут на время.

– Эдит прилетает?

– Да, первым же рейсом из Сиэтла. Мы встретим ее в аэропорту, и ты уедешь с ней. 

– Но… моя мама! Ищейка приехала сюда за ней, Арчи! – несмотря на прикосновение Джесамины, я почувствовал в груди тяжелый ком страха.

– Мы с Джесс останемся до тех пор, пока она снова не будет в безопасности.

– Мы не можем победить, Арчи! Вы не в состоянии вечно защищать всех, кого я знаю. Разве ты не видишь, что делает ищейка? Она уже даже не выслеживает меня. Просто найдет кого-нибудь… причинит боль кому-то из тех, кого я люблю! Арчи, я не могу…

– Мы поймаем ее, Бо.

– А что если пострадаете вы, Арчи? Думаешь, меня это устроит? Думаешь, мне будет больно, только если под удар попадет кто-то из моей человеческой семьи?

Приподняв брови, Арчи взглянул на Джесамину. Меня окутал плотный туман изнеможения, веки опустились помимо моей воли. Я боролся с этим туманом, понимая, что происходит. Через силу заставил себя открыть глаза и отодвинулся от руки Джесамины.

– Не хочу спать, – резко сказал я.

И, захлопнув за собой дверь, ушел в спальню. Против ожиданий, Арчи не последовал за мной. Вероятно, предвидел, как я к этому отнесусь.

Почти четыре часа я сидел на полу, уставившись в стену, со сжатыми кулаками. Мысли кружились в бесконечных попытках найти какой-нибудь выход из этого кошмара. Я не видел никакой лазейки – только единственно возможный исход. Оставалось неясным лишь одно: сколько еще людей пострадает, прежде чем я до него доберусь. 

У меня сохранилась последняя надежда – я знал, что скоро встречусь с Эдит. Возможно, если я смогу снова увидеть ее лицо, то сумею и найти решение. Когда мы вместе, всё проясняется. 

Зазвонил телефон, и я вернулся в гостиную, немного смущенный своим поведением. Я надеялся, что никого не обидел. Что они понимают: я безмерно благодарен за то, чем они жертвуют для меня. 

Арчи снова с огромной скоростью говорил что-то в трубку. Я огляделся, но Джесамины в комнате не оказалось. На часах было полшестого утра. 

– Они только что сели в самолет, – сказал мне Арчи. – Приземлятся без четверти десять.

Осталось удержать себя в руках всего несколько часов, пока Эдит не окажется здесь. 

– А где Джесамина?

– Пошла платить за номер.

– Вы здесь не останетесь?

– Нет, переедем поближе к дому твоей мамы. 

Я почувствовал подступающую тошноту, но тут снова раздался звонок телефона. Арчи посмотрел на номер, а потом протянул трубку мне. Я выхватил ее у него из рук.

– Мама?

– Бо? Бо? – это был мамин голос – с теми знакомыми интонациями, которые в детстве я слышал тысячу раз, стоило мне опасно приблизиться к краю тротуара или исчезнуть у нее из виду в людном месте. В голосе звучала паника.

– Успокойся, мам, – сказал я самым умиротворяющим тоном, медленно отходя от Арчи обратно в спальню. Я не был уверен, что смогу убедительно врать у него на глазах. – Всё в порядке, хорошо? Просто дай мне минутку, и я обещаю объяснить тебе всё. 

Я приостановился, удивленный тем, что она меня еще не перебила.

– Мам?

– Тщательно следи за тем, чтобы ничего не говорить без моего приказа, – голос, который я слышал теперь, был настолько же незнакомым мне, насколько и неожиданным. Он принадлежал женщине, но не моей маме. Весьма приятный, ничем не примечательный мягкий альт – из тех голосов, что можно услышать на заднем плане рекламы какого-нибудь роскошного авто. Она быстро продолжила: – Так вот, я не хочу причинять боль твоей матери, поэтому, пожалуйста, делай всё в точности как я скажу, и с ней всё будет в порядке. – Я слушал в немом ужасе, а ищейка с минуту молчала. – Очень хорошо, – похвалила она. – А теперь повторяй за мной и постарайся говорить естественно. Скажи, пожалуйста: «Нет, мама, оставайся там, где ты есть».

– Нет, мама, оставайся там, где ты есть, – мой голос едва ли был громче шепота.

– Вижу, это будет трудно, – ищейка говорила весело, по-прежнему дружелюбным и легким тоном. – Почему бы тебе не уйти в другую комнату, чтобы не испортить всё своим выражением лица? Твоей матери незачем страдать. А пока идешь, скажи: «Мам, пожалуйста, выслушай меня». Сейчас же. 

– Мам, пожалуйста, выслушай меня, – умоляюще произнес я. И медленно вошёл в спальню, чувствуя спиной обеспокоенный взгляд Арчи. Я закрыл за собой дверь, пытаясь мыслить ясно сквозь ужас, который сковывал мозг.

– Ну, теперь ты один? Отвечай только «да» или «нет».

– Да.

– Но они наверняка всё еще слышат тебя.

– Да.

– Ну ладно. Тогда, – продолжил приятный голос, – скажи: «Мама, поверь мне». 

– Мама, поверь мне.

– Получилось даже лучше, чем я рассчитывала. Я была готова к ожиданию, но твоя мать приехала раньше положенного срока. Так ведь легче, правда? Меньше неизвестности, меньше беспокойства для тебя.

Я ждал. 

– А теперь я хочу, чтобы ты слушал очень внимательно. Мне понадобится, чтобы ты ушел от своих друзей – как по-твоему, ты сумеешь это сделать? Отвечай «да» или «нет».

– Нет.

– Жаль такое слышать. Я надеялась, что ты проявишь чуть больше изобретательности. Как ты считаешь, удастся тебе уйти от них, если от этого будет зависеть жизнь твоей матери? Отвечай «да» или «нет».

Должен же быть какой-то способ.

– Да, – выдавил я сквозь зубы.

– Очень хорошо, Бо. Вот что тебе придется сделать. Я хочу, чтобы ты пришел в дом своей матери. Рядом с телефоном найдешь номер. Позвони по нему, и я скажу тебе, куда двигаться дальше. – Я уже знал, куда пойду оттуда и где это закончится. Но собирался точно следовать ее инструкциям. – Сможешь? Отвечай «да» или «нет».

– Да. 

– До полудня, пожалуйста, Бо. У меня в распоряжении не весь день. 

– Где Фил? – прошипел я.

– Ах, Бо, будь внимательнее. Пожалуйста, жди, пока я не попрошу тебя говорить.

Я ждал.

– Важно, чтобы, вернувшись к друзьям, ты не вызвал у них подозрений. Скажи им, что звонила твоя мать и что ты убедил ее повременить с возвращением домой. А теперь повторяй за мной: «Спасибо, мама». Говори.

– Спасибо, мама, – мои слова трудно было разобрать. В горле стоял комок.

– Скажи: «Я люблю тебя, мама. Скоро увидимся». Сейчас же.

– Я люблю тебя, мама. Скоро увидимся, – пообещал я.

– До свидания, Бо. С нетерпением жду новой встречи с тобой, – и ищейка разъединилась.

Окоченев от ужаса, я держал трубку возле уха – просто не мог разогнуть пальцы, чтобы отпустить ее. 

Я знал, что должен думать, но в голове лишь звучал испуганный голос мамы. Шли секунды, а я всё еще пытался взять себя в руки.

Наконец мои мысли начали медленно-медленно прорываться сквозь кирпичную стену боли. Чтобы придумать план. Потому что у меня не было иного выбора – только отправиться в зеркальную комнату и умереть. И не было гарантий, что, выполнив желание ищейки, я сохраню жизнь мамы. Я мог лишь надеяться, что победа в этой игре удовлетворит Джосс, что ей достаточно будет взять верх над Эдит. Отчаяние было похоже на петлю, туго затянувшуюся вокруг моей шеи: не существовало никакого способа поторговаться, я не имел возможности предложить что-нибудь ищейке или отказать ей в чем-то. Но выбора у меня всё равно не было. Я должен был попытаться.

Я задвинул свой страх как можно дальше. Решение было принято. Не стоило тратить время на мучительные переживания по этому поводу. Нужно было ясно мыслить, потому что меня ждали Арчи и Джесамина, и обмануть их было абсолютно необходимо и абсолютно невозможно.

Внезапно я обрадовался, что Джесамина ушла. Если бы она была здесь и ощутила, как я мучился в последние пять минут, то как мне удалось бы скрыть всё от нее и Арчи? Я подавил свой страх, этот ужас, пытаясь замуровать его понадежнее. Сейчас я не мог разрешить себе чувствовать. Я не знал, когда вернется Джесамина.

Я постарался сосредоточиться на своем побеге и тут же понял, что нельзя ничего планировать. Необходимо быть нерешительным. Нет никаких сомнений, что Арчи скоро увидит изменение, если это уже не произошло. Я не мог позволить ему увидеть, как это случится. Если это случится. Как мне ускользнуть? Особенно в условиях, когда нельзя даже думать об этом.

Я хотел пойти и узнать, что понял из всего этого Арчи – увидел ли он уже какие-то изменения, – но мне нужно было до возвращения Джесамины самому справиться еще кое с чем.  Смириться с тем, что я никогда больше не увижу Эдит. Не брошу последний взгляд на ее лицо, чтобы взять ее образ с собой в зеркальный зал. Я собирался причинить ей боль и не имел возможности даже попрощаться. Это было похоже на пытку. Я сжигал себя минуту-другую, позволив ей сокрушить меня. А потом вынужден был закрыться в своей скорлупе, чтобы встретиться с Арчи.

Мое лицо было равнодушным и безжизненным – единственное выражение, которого мне удалось добиться, но оно, казалось, было объяснимо. Я вошел в гостиную, готовый осуществить свой сценарий.

Арчи склонился над письменным столом, сжимая его край обеими руками. Его лицо…

Вначале страх прорвался сквозь мое напускное равнодушие. Прыжком обогнув диван, я кинулся к Арчи, но уже на ходу понял, что именно он, вероятно, видит, и резко остановился в нескольких футах от него.

– Арчи, – глухо сказал я.

Он не отреагировал на свое имя. Его голова медленно покачивалась из стороны в сторону. Выражение его лица снова заставило меня испугаться – потому что увиденное им могло иметь отношение не ко мне, а к маме.

Сделав еще шаг вперед, я потянулся, чтобы коснуться его руки.

– Арчи! – неожиданно донесся от входа голос Джесамины, и, раньше, чем за ней с тихим щелчком закрылась дверь, девушка оказалась у него за спиной и обхватила его руки своими, ослабляя его хватку на краю столешницы. 

– Что случилось? – требовательно спросила Джесамина. – Что ты видел? 

Арчи отвернул от меня ничего не выражающее лицо и слепо посмотрел в глаза Джесамины. 

– Бо, – сказал он.

– Я здесь.

Его голова дернулась, он встретился со мной взглядом – всё еще бессмысленным. И я понял, что он не обращался ко мне… это был ответ на вопрос Джесамины. 

 

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА 22)

 

Перевод подготовлен командой переводчиков сайта @tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

Обсудить у себя 3
Комментарии (3)

Спасибо за главу!

О, где же ты, долгожданная следующая глава?! Кстати, перевод шикарен, спасибо, дорогие!

Ох когда же, когдааа жеее будет следующая глава?

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья