Жизнь и смерть. Глава пятнадцатая (часть первая)

Стефани Майер

Жизнь и смерть

15. КАЛЛЕНЫ

(часть первая)

Я проснулся, разбуженный неярким светом очередного пасмурного дня. Плохо соображая спросонок, я лежал, прикрывая глаза рукой. Что-то – наверное, какой-то забытый сон – пыталось прорваться в мое сознание. Застонав, я перекатился на бок в надежде уснуть снова. И тут в мою память хлынули воспоминания о вчерашнем дне. 

– Ох… – я сел так быстро, что закружилась голова.


 

– Твои волосы еще и способны не подчиняться гравитации, – донесся до меня из угла веселый голос Эдит. – Это вроде твоей собственной суперсилы. 

Я машинально потянулся к волосам, чтобы пригладить их.

Она сидела, положив ногу на ногу, в кресле-качалке, и на ее идеальных губах сияла идеальная улыбка.

– Ты осталась! – похоже, я все-таки еще не проснулся.

– Конечно. Ведь ты этого хотел, правильно?

Я кивнул. 

Улыбка Эдит стала шире:

– Я тоже.

Я выбрался из постели, не уверенный в том, куда направляюсь, и зная только, что мне необходимо быть ближе к Эдит. Она ожидала меня, и на ее лице не было удивления, когда я опустился перед ней на колени. Я медленно потянулся к ней и положил ладонь ей на щеку. Она прижалась к моей руке, закрыв глаза.

– Чарли? – вспомнил я. Ведь мы разговаривали, не понижая голоса.

– Уехал час назад, с поразительным количеством снаряжения.

Его не будет весь день. Значит, мы остались вдвоем с Эдит в пустом доме и нам не надо никуда идти. Столько времени в нашем распоряжении! Я чувствовал себя как спятивший старый скряга, радующийся грудам золотых монет, только вместо монет копил секунды.  

И только тут до меня дошло, что Эдит переоделась. Вместо топа на тонких бретельках на ней был персикового цвета свитер. 

– Ты уходила? – спросил я.

Она открыла глаза и улыбнулась, одной рукой придерживая мою ладонь на своем лице:

– Вряд ли я могла выйти сегодня из вашего дома в той же одежде, в которой вошла, – что подумали бы соседи? Как бы то ни было, я отлучалась всего на несколько минут, причем в тот момент, когда ты крепко спал, поэтому уверена, что ничего не пропустила. 

Я застонал:

– Что я сказал?

Ее глаза слегка округлились, на лице появилось беззащитное выражение:

– Сказал, что любишь меня, – прошептала она. 

– Ты и так это знала.

– Услышать – это другое.

Я заглянул в самую глубину ее глаз:

– Я люблю тебя.

Она наклонилась и осторожно прижалась лбом к моему лбу:

– Ты теперь моя жизнь.

Мы долго сидели так, пока у меня наконец не забурчало в животе. Эдит со смехом выпрямилась.

– Ценность человечности сильно преувеличивают, – пожаловался я. 

– Возможно, нам следует начать с завтрака?

Испуганно вытаращив глаза, я схватился свободной рукой за горло.

Эдит вздрогнула, но потом сердито прищурилась, глядя на меня.

Я засмеялся:

– Да ладно тебе, ты же знаешь, что это было забавно.

Она все еще хмурилась:

– Не согласна. Мне перефразировать? Смертному пора завтракать.

– Хорошо. Только вначале мне нужна еще одна человеческая минутка, если не возражаешь. 

– Разумеется.

– Не уходи.

Она улыбнулась.

Я снова дважды почистил зубы, после чего торопливо принял душ. И принялся продираться расческой сквозь влажные волосы, чтобы заставить их лежать ровно. Они меня успешно проигнорировали. А потом я внезапно сообразил, что оказался в тупике – забыл взять с собой одежду. 

С минуту я колебался, но сжигавшее меня нетерпение не позволило долго паниковать. Все равно этим горю не поможешь. Я плотно обернул вокруг талии полотенце и решительно вышел в коридор с пылающими румянцем щеками. Хуже того – теперь были видны и красные пятна у меня на груди. Я заглянул в комнату, едва высовываясь из-за косяка.

– Мм… 

Эдит всё еще сидела в кресле-качалке. И засмеялась, увидев мое выражение лица:

– Значит, встретимся на кухне?

– Да, пожалуйста.

Она пронеслась мимо меня с порывом холодного воздуха и оказалась внизу меньше чем за секунду. Я едва сумел проследить за ее движением – это было похоже на сразу же исчезнувшую размытую светлую полосу.  

– Спасибо, – крикнул я ей вслед и поспешил к комоду.

Я знал, что, наверное, должен отнестись со вниманием к выбору одежды, но слишком торопился попасть на первый этаж. Хотя все-таки додумался прихватить пуловер, чтобы Эдит не беспокоилась, что я замерзну. 

Я провел пальцами по волосам, чтобы снова их пригладить, а потом побежал вниз. 

Она стояла, прислонившись к кухонному столу, и выглядела так, словно была у себя дома.

– Что на завтрак? – поинтересовался я.

Это на мгновение ошеломило Эдит. Ее брови сошлись в одну линию:

– Не знаю точно… А что ты хочешь?

Я засмеялся:

– Всё в порядке. Я вполне способен о себе позаботиться. Тебе разрешается посмотреть, как я охочусь. 

Я взял миску и коробку с хлопьями. Эдит снова села на тот же стул, что и накануне вечером, и наблюдала за тем, как я наливаю себе молока и беру ложку. Я поставил еду на стол, потом приостановился. Перед Эдит ничего не было, и я невольно почувствовал себя невежливым хозяином. 

– Хм… можно… предложить тебе что-нибудь?

Она закатила глаза:

– Просто поешь, Бо.

Я сел за стол и, продолжая смотреть на нее, приступил к завтраку. Эдит внимательно следила за каждым моим движением. Это смущало. Желая отвлечь ее, я быстро проглотил то, что было во рту, чтобы заговорить:

– У тебя есть какие-то планы на сегодня?

– Возможно, – ответила она. – Это зависит от того, понравится ли тебе моя идея.

– Понравится, – пообещал я, отправляя в рот еще одну ложку хлопьев.

Эдит поджала губы. 

– Ты готов познакомиться с моей семьей?

Я подавился. 

Вскочив, она беспомощно протянула ко мне руку, возможно, опасаясь, что расплющит мои легкие, если попытается применить прием Геймлиха. Я покачал головой и жестом попросил Эдит сесть, а сам тем временем откашлялся от молока, попавшего в дыхательное горло. 

– Всё в порядке, со мной всё в порядке, – сказал я, когда смог говорить.

– Не делай так больше, пожалуйста, Бо.

– Извини. 

– Может быть, нам лучше обсудить мое предложение, когда ты доешь?

– Ладно, – так или иначе, мне нужно было время, чтобы прийти в себя.

Она явно не шутила. И я ведь уже познакомился с Арчи, тогда все прошло не так уж плохо. И с доктором Каллен тоже. Но с ней мы встречались до того, как я узнал, что она вампир, а это меняет дело. И, хотя я знаю насчет Арчи, но вот известно ли ему, что я в курсе, а от этого, похоже, многое зависит. К тому же Арчи, по словам Эдит, самый понимающий.

А есть и другие – явно не обладающие таким же великодушием.

– Наконец-то мне удалось, – пробормотала Эдит, когда я дожевал остатки хлопьев и отодвинул тарелку. 

– Что именно?

– Напугать тебя.

Я немножко подумал об этом, потом поднял руку с растопыренными пальцами и помахал ею из стороны в сторону в интернациональном жесте, означающем: «ну да, до какой-то степени». 

– Я никому не позволю причинить тебе вред, – заверила она меня.

Но ее обещание только заставило меня еще больше заволноваться, что кто-то… Роял… захочет сделать это, а она вмешается, чтобы защитить меня. Такая мысль сводила меня с ума, пусть Эдит и сказала, что способна постоять за себя и не собирается драться честно, всё равно. 

– Никто даже не попытается, Бо, это была шутка.

– Не хочу доставлять тебе неприятности. Твоя семья хотя бы знает, что мне всё известно?

Она закатила глаза:

– Ох, они в курсе, еще как. Ведь у нас дома невозможно сохранить что-то в секрете, со всеми этими дешевыми трюками. Арчи уже увидел, что ты, возможно, к нам заглянешь.

Прежде чем я сумел взять свое лицо под контроль, оно наверняка выразило целую кучу сменяющихся эмоций. А что еще рассмотрел Арчи? Насчет вчерашнего дня… и вечера… Меня бросило в жар.

Эдит прищурилась, как делала обычно, когда пыталась прочитать мои мысли.

– Просто подумал о том, что мог увидеть Арчи, – объяснил я, опережая ее вопрос.

Она кивнула:

– Это может казаться вторжением. Но он не нарочно. К тому же видит так много разнообразных вероятностей… не зная, какая из них осуществится. Например, вчера всё могло пойти по сотне непохожих сценариев, причем твое выживание предполагалось только в семидесяти пяти процентах вариантов, – на последней фразе ее голос стал очень жестким, поза выдавала нервозность. – Представь себе, они заключали пари – убью я тебя или нет.

– О.

Ее лицо всё еще было суровым:

– Хочешь знать, кто на что ставил?

– Хм… наверное, нет. Расскажешь потом, после встречи. Не хочу быть предвзятым.

Злость на ее лице сменилась удивлением:

– Так ты пойдешь?

– Похоже, этого… требуют приличия. Ведь иначе твои родственники будут считать меня какой-то сомнительной личностью.

Эдит рассмеялась – переливчато и звонко. Я тоже не удержался от улыбки.

– Значит ли это, что и мне в таком случае пора познакомиться с Чарли? – нетерпеливо спросила она. – Он уже подозревает, а я тоже предпочитаю не казаться «сомнительной личностью».

– Ну… то есть разумеется, но что мы ему скажем? Я имею в виду, как объяснить?..

Она пожала плечами:

– Вряд ли ему будет так уж трудно свыкнуться с мыслью, что у тебя теперь есть девушка. Правда, признаюсь, это слишком вольное толкование слова «девушка». 

– Девушка… – пробормотал я. – Звучит как-то… недостаточно, – это слово казалось слишком преходящим. Недолговечным.

Она провела пальцем по моей щеке:

– Ну, не знаю, должны ли мы посвящать его во все кровавые подробности, но ему ведь потребуется объяснение того, почему я провожу здесь столько времени. Не хочу, чтобы шеф Свон выписал на меня официальный запрет.  

– Ты действительно будешь здесь? – спросил я, внезапно встревожившись. Это было бы слишком хорошо, чтобы оказаться правдой – только дурак способен на такое рассчитывать.

– Пока ты этого хочешь.

– Никогда не перестану, – предупредил я ее. – Я тут о вечности рассуждаю. 

Эдит приложила пальцы к моим губам и закрыла глаза. Похоже, она чуть ли не жалела, что я сказал это.

– Тебе… грустно такое слышать? – спросил я, пытаясь как-то назвать выражение, которое видел на ее лице. «Грустно» показалось самым подходящим словом, хоть и не очень точным.

Ее глаза медленно открылись. Она не отвечала, просто долго молча смотрела на меня. Потом вздохнула:

– Пойдем?

Я машинально бросил взгляд на часы микроволновки. 

– А для визита не ранова… – погоди, забудь, что я спросил.

– Забыто. 

– Это нормально? – поинтересовался я, показывая на свою одежду. Может, мне следует одеться поприличней?

– Ты выглядишь… – Эдит вдруг расцвела улыбкой, демонстрируя ямочки, – …соблазнительно.

– Другими словами, мне лучше что-то изменить?

Она засмеялась, качая головой:

– Никогда не меняйся, Бо.

Потом Эдит встала и шагнула ко мне, ее колени оказались прижатыми к моим. Она обхватила ладонями мое лицо наклонялась, пока между нами не остался всего дюйм.

– Осторожно, – напомнила она мне.

Слегка склонив голову набок, она мягко коснулась губами моих губ.

«Осторожно! – мысленно кричал я на себя. – Только не двигайся». Руки сжались в кулаки. Я знал, что она не может не почувствовать, как кровь бросилась мне в лицо. 

Ее губы плавно скользили по моим. Эдит становилась увереннее в себе, а губы ее – более настойчивыми. Я почувствовал, как они слегка приоткрылись, и ее дыхание окутало мой рот прохладой. Я не вдыхал, точно зная, что ее аромат заставит меня потерять голову.

Пальцы Эдит погладили мои виски, спустились к подбородку, притягивая мои губы еще ближе к ее. 

«Будь осторожен!» – кричал я себе.

А потом, ни с того ни с сего, в ушах у меня раздался звон, гулко отдающийся в закружившейся голове. Вначале я не мог сосредоточиться ни на чём, кроме губ Эдит, но потом начал проваливаться в тоннель, а ее губы отодвигались всё дальше и дальше. 

– Бо? Бо?!

– Эй… – попытался ответить я.

– Что случилось? С тобой всё в порядке? – встревоженный голос Эдит помог мне вернуться обратно. Я не совсем отключился, так что это было довольно просто. Два глубоких вдоха – и я открыл глаза.

– Всё хорошо, – сказал я. Она уже отстранялась, но руки оставались протянутыми ко мне: одна приносила прохладу моему лбу, другая лежала на затылке. Лицо Эдит было бледнее обычного. – Просто… вроде бы на минутку забыл, что нужно дышать. Извини, – я еще раз набрал полную грудь воздуха.

Эдит недоверчиво разглядывала меня:

– Забыл, что нужно дышать?

– Я пытался быть осторожным.

Внезапно она рассердилась:

– Ну что мне с тобой делать, Бо? Вчера, когда я тебя поцеловала, ты кинулся на меня. А сегодня потерял сознание.

– Прости. 

Эдит глубоко вздохнула, потом, молниеносно наклонившись, поцеловала меня в лоб и проворчала:

– Хорошо, что у меня не может быть инфаркта.

– Хорошо, – согласился я. 

– Я никуда тебя такого не могу вести.

– Нет, я правда в порядке. Полностью вернулся в норму. И потом, твоя семья всё равно решит, что я сумасшедший, так какая разница, если я буду еще и неважно держаться на ногах?

Она нахмурилась:

– Ты имеешь в виду – хуже, чем обычно?

– Ну да. Слушай, я пытаюсь не думать о том, что мы собираемся сделать, поэтому лучше бы нам уже пойти.

Эдит покачала головой, но взяла меня за руку и потянула, помогая встать со стула.

На этот раз она даже не спрашивала, а молча направилась прямо к водительскому месту моего пикапа. Стало ясно, что после этого позорного эпизода спорить бессмысленно. К тому же я все равно понятия не имел, где она живет.

Она вела машину уважительно, без единой жалобы на то, что мой пикап не справляется. Мы выехали из города и двинулись на север, по мосту через Калава–Ривер и дальше, пока дома не сменились густым лесом. Я начал было задаваться вопросом, далеко ли нам еще ехать, когда Эдит внезапно свернула на грунтовую дорогу. Развилка не была обозначена и едва виднелась среди зарослей папоротника. С обеих сторон нависали деревья, а дорога сильно петляла, так что видимость не превышала нескольких ярдов.

По этой дороге мы проехали по меньшей мере несколько миль, в основном на восток. Я пытался мысленно совместить этот проселок с картой окрестностей Форкса, но не слишком в этом преуспел, поскольку представлял ее себе весьма смутно, а тут и чаща закончилась. Впереди показался просвет, и мы выехали на поляну… или лучше назвать это газоном? Правда, здесь тоже почти не стало светлее, и виной тому были шесть огромных кедров – возможно, самые большие деревья из всех, какие мне доводилось видеть. Их широкие кроны, затенявшие целый акр, доходили до самого дома, стоявшего в центре лужайки, – как будто прятали его.

Не знаю, чего я ожидал, но уж точно не этого. Трехэтажному дому, выкрашенному в белый, словно слегка вылинявший от времени цвет, исполнилось уже, вероятно, лет сто, и он выглядел… изящным, если это слово применимо к зданию. Все окна и двери, казалось, были ровесниками дома, хотя явно находились в слишком хорошем состоянии, чтобы это предположение могло соответствовать действительности. Кроме моего пикапа, поблизости не было видно ни одной машины. Когда Эдит заглушила двигатель, я расслышал журчание протекавшей где-то рядом реки.

– Ух ты!

– Тебе нравится?

– Это… просто нечто.

Она внезапно оказалась прямо возле моей дверцы. Я медленно открыл ее, снова начиная чувствовать нервозность, которую все время пытался подавить.

– Ты готов?

– Не-а. Так что давай сделаем это.

Эдит засмеялась, я попытался последовать ее примеру, но смех словно застревал в горле. Я пригладил волосы. 

– Отлично выглядишь, – сказала она, а потом взяла меня за руку – так непринужденно, как будто ей больше не приходилось даже задумываться об этом. Вроде бы пустяк, но это отвлекло меня… и хотя бы слегка уменьшило мой страх.

Мы прошли в густой тени к крыльцу и поднялись на него. Я знал, что Эдит чувствует мое напряжение. Потянувшись свободной рукой, она прикоснулась к моему предплечью. Потом открыла дверь и вошла, ведя меня за собой.

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА 15, Ч.2)

Перевод подготовлен командой переводчиков сайта @tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья