Жизнь и смерть. Глава девятая (часть вторая)

Стефани Майер

Жизнь и смерть

9. Теория

(часть вторая)

 

Похоже, перемена в моем тоне испугала Эдит, и она кинула на меня короткий взгляд:

– Что еще ты хочешь узнать?

– Расскажи, почему охотишься на животных, а не на людей, – спросил я о первом, что пришло в голову.


 

Мой голос звучал хрипло. Я дважды моргнул, прогоняя излишнюю влагу с глаз.

Ответ был очень тихим:

Не хочу быть монстром.

– Но животных недостаточно?

Эдит помолчала.

– Не уверена, но я сравнила бы это с жизнью на соевом молоке и тофу, мы ведь и зовем себя вегетарианцами – семейная шутка. Это не вполне утоляет голод… точнее, жажду. Но дает силы сопротивляться. Большую часть времени, – мрачно добавила она. – Иногда бывает труднее, чем обычно.

– Сейчас тебе очень трудно?

– Да, – со вздохом подтвердила она.

– Но ты не голодна, – это было утверждение, не вопрос.

– Почему ты так думаешь?

– Твои глаза. У меня есть теория на этот счет. Похоже, их цвет связан с настроением, а люди обычно становятся раздражительнее, когда проголодаются, так?

Она засмеялась:

– Ты наблюдательнее, чем я думала.

Я слушал ее смех, запоминая его.

– Значит, все, что, как мне казалось, я видел – в тот день с фургоном… и впрямь произошло. Ты остановила его.

Она пожала плечами:

– Да.

– Насколько ты сильная?

Кинула на меня взгляд искоса:

– Достаточно.

– Ну, к примеру, можешь ты поднять пять тысяч фунтов? (Прим.ред.: примерно 2300 кг)

Казалось, она была немного ошарашена моим энтузиазмом:

– Если понадобится. Но я не слишком увлекаюсь силовыми рекордами. Они способны только вызвать дух соперничества у Элинор, а я никогда не стану такой сильной.

– Что ты имеешь в виду?

– Честно говоря, если бы она захотела, то, думаю, могла бы поднять над головой гору. Но я никогда не скажу этого рядом с ней, потому что тогда она обязательно попробует, – смех Эдит прозвучал безмятежно. Ласково.

– Ты охотилась в этот уикенд с э… Элинор? – спросил я, когда снова наступила тишина.

– Да… – она на секунду замолчала, словно решая, добавить ли что-то или нет, а потом продолжила: – Я не хотела отлучаться, но это было необходимо. Немного легче находиться возле тебя, когда я не голодна.

– А почему ты не хотела уезжать?

– Мне… тревожно… вдали от тебя, – ее взгляд был нежным, но напряженным, и мне стало трудно дышать. – Я не шутила в четверг, когда просила тебя постараться не свалиться в океан и не попасть под машину. Все выходные мне не удавалось сосредоточиться, я беспокоилась о тебе. А после того, что случилось сегодня, остается только удивляться, как ты ухитрился прожить целый уикенд невредимым, – она покачала головой, а потом, похоже, вспомнила о чем-то: – Ну, не совсем невредимым.

– Что?

– Твои руки, – напомнила Эдит. Я посмотрел на почти зажившие царапины у основания ладоней. Она ничего не упустила.

– Я упал.

– Так я и думала, – уголки ее губ приподнялись. – Зная тебя, можно было опасаться чего-то гораздо более страшного – и это мучило меня всё время, пока нас здесь не было. Эти три дня тянулись очень долго. Я здорово действовала Элинор на нервы.

– Три дня? Разве вы вернулись не сегодня?

– Нет, в воскресенье.

– Тогда почему же ты не была в школе? – при мысли о том, как меня изводило ее отсутствие, я почувствовал раздражение, почти гнев.

– Ну, ты спрашивал, не опасно ли мне находиться на солнце… нет, не опасно. Но нельзя выходить из дома в солнечную погоду – по крайней мере, туда, где меня могут увидеть.

– Почему?

– Когда-нибудь я покажу тебе, – пообещала она.

Я обдумал ее слова.

– Ты могла сказать мне.

Она была явно озадачена:

– Я же знала, что с тобой всё в порядке.

– Да, но я не знал, гдеты. Это… – опустив глаза, я замолчал.

– Что? – шелковистый голос Эдит был таким же завораживающим, как ее взгляд.

– Это прозвучит глупо… но… ладно, это сводило меня с ума. Я думал, что ты можешь не вернуться. Вдруг ты каким-то образом догадалась, что я все знаю, и… Я боялся, что ты просто исчезнешь. Не знал, что делать. Мне необходимо было увидеть тебя снова, – я почувствовал, что щеки становятся горячими.

Она молчала. Я взглянул на нее и увидел на ее лице страдание – словно что-то причиняло ей боль.

– Эдит, что с тобой?

– Ах… – тихо простонала она. – Это неправильно.

Я не понял ее реакцию:

– Что такого я сказал?

– Разве ты не понимаешь, Бо? Одно дело, когда я сама несчастна, но совершенно другое – когда в это настолько вовлечен ты, – она отвернулась и уставилась с тем же страдальческим видом на дорогу, ее слова обгоняли друг друга, я с трудом улавливал их смысл: – Не хочу слышать, что ты чувствуешь такое. Это неправильно. Это небезопасно. Я причиню тебе боль, Бо. Тебе очень повезет, если ты уцелеешь.

– Мне всё равно.

– Очень глупо так говорить.

– Возможно, но это правда. Как я уже сказал, мне не важно, кто ты. Слишком поздно.

Ее голос прозвучал тихо, но резко:

– Никогда так не говори. Не поздно. Я могу вернуть все обратно. И сделаю это.

Я уставился вперед, снова радуясь тому, что на мне шарф. Моя шея наверняка превратилась в скопище малиновых пятен.

– Не хочу, чтобы все вернулось обратно, – пробормотал я. И задумался, можно ли мне двигать рукой. Я держал ее неподвижно. Может быть, тогда Эдит забудет, что моя рука там.

– Прости, что поступила так с тобой, – в ее голосе слышалось искреннее сожаление.

Темнота тихо проносилась мимо нас. Я почувствовал, что машина замедляет ход, и даже сумел разглядеть знакомые места. Мы въезжали в Форкс. Вся поездка заняла меньше двадцати минут.

– Я увижу тебя завтра?

– А ты этого хочешь? – прошептала Эдит.

– Больше всего на свете, – в этих словах была настолько очевидная правда, что они прозвучали жалко. Вот тебе и изобразил неприступность.

Она закрыла глаза. Машина ни на йоту не отклонилась от центра полосы.

– Значит, я там буду, – сказала наконец Эдит. – Мне действительно надо сдавать письменную работу.

Потом она посмотрела на меня, лицо ее стало спокойнее, но во взгляде читалась тревога.

Внезапно оказалось, что мы уже перед домом Чарли. В окнах горел свет, мой пикап стоял на обычном месте, все выглядело совершенно нормально. Это напоминало пробуждение ото сна – который не хочется потерять, ради которого лежишь, крепко закрыв глаза, поворачиваешься на бок и накрываешь голову подушкой, только бы вернуться в это сновидение. Эдит выключила мотор, но я не двигался.

– Займешь мне место во время ланча? – нерешительно спросил я.

И был вознагражден широкой улыбкой:

– Это довольно просто.

– Обещаешь? – я не мог заставить свой голос звучать достаточно небрежно.

– Обещаю.

Я пристально смотрел ей в глаза и снова чувствовал себя так, словно она магнит и притягивает меня к себе, а у меня нет сил сопротивляться. И желания тоже. Слово «вампир» всё еще стояло между нами, но игнорировать его было легче, чем я считал возможным. Каждый взгляд на ее невыносимо прекрасное лицо причинял какую-то странную боль. В то же время мне совсем не хотелось отводить глаза. Вот бы узнать, так ли шелковисто-гладки ее губы, как кожа на руке…

Внезапно я увидел, как ее левая ладонь взметнулась в предостерегающем жесте в дюйме от моего лица. Эдит съежилась в дальнем углу, у самой дверцы, испуганно округлив глаза и крепко стиснув зубы.

Я отпрянул:

– Прости!

Эдит долго смотрела на меня, и я мог бы поклясться, что она не дышит. Через несколько бесконечных мгновений она слегка расслабилась.

– Ты должен быть осторожнее, Бо, – сказала она наконец глухо.

Осторожно, словно я стеклянный, она убрала мою руку со своей и отпустила. Я сложил руки на груди.

– Может быть… – начала Эдит.

– Я сумею вести себя лучше, чем сейчас, – быстро перебил я ее. – Только скажи мне правила, и я буду им следовать. Выполнять все, что от меня требуется.

Она вздохнула.

– Серьезно. Скажи мне, что надо сделать, и я сделаю это.

Я пожалел о своих словах, как только они слетели с губ. Что если Эдит попросит меня забыть о ней? Я не всесилен.

Но она улыбнулась:

– Хорошо, у меня есть одна просьба.

– Какая? – осторожно поинтересовался я.

– Не ходи больше один в лес.

– Как ты узнала? – мне не удалось скрыть изумления.

Она прикоснулась к кончику своего носа.

– Правда? Должно быть у тебя невероятное обо…

– Так ты выполнишь мою просьбу или нет? – перебила она меня.

– Конечно, это просто. А можно узнать, почему?

Эдит нахмурилась и напряженно уставилась в окно, избегая моего взгляда:

– Существует риск встретиться там с созданиями, которые даже опаснее меня. Давай на этом и остановимся.

Мрачные интонации, внезапно появившиеся в ее голосе, заставили меня вздрогнуть, но одновременно я почувствовал облегчение. Ведь она могла попросить и о чем-то гораздо более трудном.

– Как скажешь.

Она вздохнула:

– До завтра, Бо.

Я понял, что она хочет, чтобы я ушел, и неохотно открыл дверцу.

– До завтра, – с нажимом повторил я и начал выбираться из машины.

– Бо?

Обернувшись, я неловко согнулся, чтобы снова заглянуть в салон, а она уже наклонялась ко мне, ее божественно прекрасное бледное лицо было всего в нескольких дюймах от моего. Сердце мое остановилось.

– Сладких снов! – сказала Эдит. Я почувствовал на лице ее дыхание – тот же притягательный аромат, который наполнял ее машину, но в более концентрированном виде. Я моргнул, совершенно ошеломленный. Она отстранилась.

Только через несколько секунд у меня в голове прояснилось настолько, что я снова смог двигаться. Попятившись от автомобиля, я вынужден был ухватиться за дверцу, чтобы устоять на ногах. Мне показалось, что Эдит засмеялась, но звук был слишком тихим, чтобы можно было сказать наверняка.

Она подождала, пока я доковылял до крыльца, а потом завела тихо заурчавший двигатель. Повернувшись, я увидел, как серебристая машина исчезает за углом. И вдруг стало очень холодно.

Я машинально потянулся за ключом и открыл дверь.

– Бо? – окликнул меня отец из гостиной.

– Да, пап, это я.

Заперев дверь, я отправился на зов. Чарли сидел на своем любимом диване напротив телевизора. Шла трансляция бейсбольного матча.

– Кино так рано закончилось?

– Разве сейчас рано? – мне казалось, что я провел с Эдит несколько дней… или, возможно, только несколько секунд. В любом случае недостаточно долго.

– Еще даже нет восьми, – сказал он. – Хороший был фильм?

– Ну… ничего особенно запоминающегося, вообще-то.

– А что это у тебя на шее?

Я схватился за шарф, о котором совсем забыл, и попытался сорвать его, но он был так надежно обмотан вокруг шеи, что я чуть не задушил себя.

– Э… я забыл куртку… и мне одолжили шарф.

– Глупо выглядит.

– Да, знаю. Зато теплый.

– У тебя всё в порядке? Что-то ты бледный.

– А разве я не всегда бледный?

– Наверное.

На самом деле моя голова начала слегка кружиться, я все еще не мог согреться, хотя понимал, что в комнате тепло.

Ну да, ведь как раз в моем стиле будет в конце концов впасть в шок. «Держи себя в руках».

– Я… э… неважно спал ночью, – сказал я Чарли. – Наверное, стоит отправиться на боковую пораньше.

– Спокойной ночи, парень.

Я медленно поднимался по лестнице, сознание постепенно заволакивало туманом, я чувствовал странное оцепенение. У меня не было причин быть настолько выдохшимся – как и настолько замерзшим. Я почистил зубы, плеснул горячей водой себе в лицо – это заставило меня задрожать. Скинув обувь, забрался в постель, даже не дав себе труда раздеться – уже во второй раз за неделю. Плотно закутался в одеяло и подавил пару небольших приступов озноба.

Голова шла кругом. Перед глазами вставали образы… некоторые из них я с удовольствием рассмотрел бы более пристально, а другие не хотелось вспоминать вообще. Проносящаяся мимо дорога, искрящиеся в тусклом желтом свете ресторанной люстры волосы Эдит, ее изогнутые в улыбке губы… или крепко сжатые, когда она хмурилась… глаза Джереми, едва не вылезшие из орбит, стремительно приближающиеся фары и визг тормозов, пистолет, направленный мне в лицо, холодный пот, выступивший на лбу… Я снова задрожал, и кровать подо мной затряслась.

Нет, было слишком много всего, что мне хотелось запомнить, намертво закрепить в голове, так что не стоило понапрасну тратить время на неприятные эпизоды. Я натянул на нос шарф, который все еще был на мне, и вдохнул запах Эдит. Мое тело почти сразу расслабилось, озноб унялся. Я представил себе ее лицо – каждую черту, каждое выражение, каждую смену настроения.

В трех вещах я был совершенно уверен. Во-первых, Эдит действительно вампир. Во-вторых, какая-то часть ее рассматривает меня как пищу. Но все это не имело большого значения. Важно было то, что я полюбил ее, сильнее, чем когда-либо мог себе вообразить. Мне нужна только она… и никогда не будет нужен никто другой. 

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, Ч.1)

 

Перевод подготовлен командой переводчиков сайта @tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

 

Обсудить у себя 1
Комментарии (2)

Когда продолжение?

Большое спасибо за прекрасный перевод. Уверена, что все с нетерпением ждут продолжения. 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья