Жизнь и смерть. Глава двенадцатая (часть первая)

Стефани Майер

Жизнь и смерть

12. ТОЧКА РАВНОВЕСИЯ

(часть первая)

– Бонни! – воскликнул Чарли, выходя из машины.

Повернувшись к дому, я махнул Джулс, чтобы она шла за мной и, пригнувшись, взбежал под навес над крыльцом. Слышно было, как позади меня Чарли громко приветствовал ее.

– Я притворюсь, что не видел тебя за рулем, юная леди.

– В резервации нам выдают права раньше, – проговорила Джулс, пока я отпирал дверь и включал свет на крыльце.


 

– Ну конечно! – засмеялся Чарли.

– Мне же надо как-то передвигаться, – несмотря на все прошедшие годы, я с легкостью узнал низкий голос Бонни и тут же снова почувствовал себя ребенком.

Войдя внутрь, я оставил дверь открытой и, включив свет, повесил куртку. Затем встал на пороге, с тревогой наблюдая, как Чарли и Джулс помогают Бонни пересесть из машины в инвалидное кресло.

Я отступил с дороги, и все трое заторопились внутрь, стряхивая с себя дождевую воду.

– Вот это сюрприз, – сказал отец.

– Давно не виделись, – ответила Бонни. – Надеюсь, мы не помешали? – Взгляд ее темных непроницаемых глаз снова метнулся ко мне.

– Нет, это здорово. Надеюсь, вы сможете остаться на игру.

– Наверное, так и было задумано: наш телевизор сломался на прошлой неделе, – широко улыбнулась Джулс.

Бонни скривилась, взглянув на дочь:

– Ну и, конечно, Джулс не терпелось снова увидеться с Бо, – добавила она. Девушка в ответ сердито нахмурилась.

– Есть будете? – поинтересовался я, повернувшись в сторону кухни. Под испытующим взглядом Бонни мне было неловко.

– Не, мы поели перед выходом, – ответила Джулс.

– А ты, Чарли? – бросил я через плечо, скрываясь за углом.

– Да, конечно, – ответил он, направляясь, судя по голосу, в гостиную к телевизору. До меня донеслось поскрипывание кресла Бонни, следующей за ним.

На сковороде жарились бутерброды с сыром, и я как раз нарезал помидор, когда почувствовал, что кто-то подошел сзади.

– Ну, как жизнь? – поинтересовалась Джулс.

– Неплохо, – улыбнулся я, не в силах противостоять ее задору. – А у тебя? Закончила с машиной?

– Нет, – помрачнела она. – Мне все еще нужны некоторые детали. Эту мы одолжили, – девушка указала большим пальцем в сторону подъездной дорожки перед домом.

– Прости. Я так и не видел ни одного… что ты там искала?

– Главный тормозной цилиндр, – усмехнулась она. И неожиданно спросила: – Что-то стряслось с пикапом?

– Нет.

– А. Просто ты приехал не на нём.

Уставившись на сковородку, я приподнял край бутерброда, чтобы проверить, хорошо ли поджарился низ.

– Меня подвез друг.

– Хорошая машина, – восхитилась Джулс. – Но я не узнала водителя. Мне казалось, я знаю здесь почти всех ребят.

Уклончиво кивнув, я не поднимал головы, переворачивая бутерброды.

– Похоже, мама знает ее откуда-то.

– Джулс, не могла бы ты подать мне тарелки? Они в шкафчике над мойкой.

– Конечно.

Джулс молча достала посуду. Я надеялся, что теперь она бросит эту тему.

– Так кто это был? – полюбопытствовала она, поставив две тарелки рядом со мной.

– Эдит Каллен, – сдался я со вздохом.

К моему удивлению девушка рассмеялась. Взглянув на нее, я заметил, что она, похоже, немного смущена.

– Тогда понятно. А то я гадала, с чего это мама так странно себя вела.

– Точно. Ей же не нравятся Каллены, – наигранно невинно воскликнул я.

– Суеверная зануда, – пробормотала Джулс себе под нос.

– Думаешь, она ничего не скажет Чарли? – слова сорвались с языка тихим шепотом, против моей воли.

С минуту Джулс смотрела на меня с непроницаемым выражением лица.

– Сомневаюсь, – наконец ответила она. – Кажется, в последний раз Чарли устроил ей хорошую выволочку. После этого они почти не разговаривали, и сегодня своего рода примирение. Вряд ли она снова поднимет этот вопрос.

О, – я постарался сказать это безразлично, как будто мне всё равно. 

Я отнес ужин отцу и остался в гостиной, делая вид, что смотрю игру, и рассеянно болтая с Джулс. В основном же прислушивался к разговору взрослых, выискивая малейшие признаки того, что Бонни собирается выдать меня, и думая о том, как остановить ее в этом случае.

Вечер выдался долгим. Мне надо было сделать кучу домашних заданий, но я боялся оставить Бонни наедине с Чарли. Наконец игра закончилась.

– Вы с друзьями собираетесь в ближайшее время снова приехать на пляж? – спросила Джулс, перекатывая мать через порог.

– Хм, точно не знаю, – уклонился я от прямого ответа.

– Было весело, Чарли, – сказала Бонни.

– Приезжайте на следующую игру, – пригласил отец.

– Конечно, конечно. Приедем. Спокойной ночи, – ее взгляд остановился на мне, и улыбка исчезла с лица. – Будь осторожен, Бо, – добавила она серьезно.

– Спасибо, – буркнул я, отводя глаза.

И направился к лестнице, однако Чарли подозвал меня, стоя в дверях:

– Подожди, Бо.

Я поежился. Неужели Бонни успела сказать что-то до моего прихода в гостиную?

Но Чарли был спокоен и до сих пор улыбался после этого неожиданного визита.

– Мне не удалось поговорить с тобой сегодня. Как прошел день?

– Хорошо, – я остановился, поставив ногу на нижнюю ступеньку и пытаясь придумать, какими подробностями могу спокойно поделиться. – Моя команда по бадминтону выиграла все четыре гейма.

– Ух ты, я и не знал, что ты умеешь играть в бадминтон. 

– Ну, вообще-то не умею, но у меня отличная партнерша, – признался я.

– Кто это? – спросил он без особого интереса.

– Ээ… МакКейла Ньютон.

– Ну да, ты говорил, что подружился с дочерью Ньютонов, – воодушевился он. – Хорошая семья, – с минуту он задумчиво молчал. – А пойти с тобой на танцы в выходные эта девушка не захотела?

– Пап! – простонал я. – Она вроде как встречается с моим другом Джереми. К тому же тебе отлично известно, что я не танцую.

– А, да, – пробормотал он и добавил с извиняющейся улыбкой: – Тогда хорошо, что тебя не будет в субботу… Обещают теплую погоду, и я как раз договорился с ребятами из участка насчет совместной рыбалки. Но если захочешь отложить поездку, пока кто-нибудь не составит тебе компанию, я могу побыть дома. Знаю, я и так слишком часто оставляю тебя одного.

– Пап, ты отлично справляешься, – сказал я, стараясь не показывать облегчения в своем голосе. – А меня никогда не напрягает одиночество – весь в тебя! – я усмехнулся, и Чарли улыбнулся мне в ответ, отчего в уголках глаз появились морщинки.

Этой ночью я спал лучше, так как слишком устал, чтобы видеть сны. Проснувшись при жемчужно-сером свете утра, я чувствовал себя почти под кайфом, настолько оптимистичным был мой настрой. Напряженная ситуация вчера вечером с Бонни и Джулс сейчас казалась довольно безобидной, и я решил полностью забыть о ней. Раздирая волосы расческой, я поймал себя на том, что насвистываю, и потом еще раз, когда мчался вниз по лестнице. Чарли тоже это заметил.

– Ты сегодня веселый, – сказал он за завтраком.

– Пятница, – пожал плечами я.

Я спешил, чтобы быть готовым и выйти в ту же секунду, как уедет Чарли. Мой рюкзак был собран, ботинки надеты, зубы почищены. Но хотя я рванул к дверям, как только машина Чарли скрылась из виду, Эдит опередила меня. Она уже ждала в машине с выключенным двигателем и открытыми окнами.

В этот раз я без колебаний сел в ее автомобиль. Она улыбнулась, показывая свои ямочки, отчего я, наверное, получил очередной сердечный мини-приступ. Я не в силах был представить более прекрасное существо – будь то человек, богиня или ангел. В ней ничто не нуждалось в улучшении. 

– Как спалось? – спросила она. Интересно, знает ли она, как неотразим ее голос, или же делает его таким целенаправленно…

– Хорошо. А как ты провела ночь?

– Приятно.

– Можно узнать, чем ты занималась?

– Нет, – широко улыбнулась она. – Сегодня все еще моя очередь задавать вопросы.

Сегодня она расспрашивала о людях: снова о моей маме, о ее разнообразных хобби, о том, как мы с ней проводили свободное время. Потом о единственной бабушке, которую я знал, о моих немногочисленных школьных друзьях – а затем я покрылся красными пятнами, как только она спросила о девушках, с которыми я встречался. Я испытал облегчение, поскольку до сих пор у меня, в общем-то, не было девушек, так что этот разговор оказался коротким. Казалось, Эдит была удивлена отсутствием в моем прошлом каких-либо романтических отношений.

– И что же ты так и не встретил ту, что тебе по-настоящему нравилась? – спросила она таким серьезным тоном, что мне стало интересно, о чем она думала в тот момент.

– В Финиксе – нет, – ответил я, а ее губы сжались в узкую полоску.

В это время мы были в кафетерии. Полдня пролетело по распорядку, который быстро становился привычным. Эдит ненадолго замолчала, а я решил воспользоваться моментом и откусить от сэндвича.

– Надо было позволить тебе сегодня ехать на твоей машине, – вдруг сказала она

Я сглотнул. 

– Почему?

– После обеда мы с Арчи уезжаем. 

– О, – я разочарованно моргнул, – ничего страшного. Тут не так уж далеко, я прогуляюсь.

Она нетерпеливо нахмурилась:

– Я не заставлю тебя идти домой пешком. Мы пригоним твой пикап и оставим его здесь.

– У меня нет с собой ключей, – вздохнул я. – Да ладно, я не возражаю пройтись.

Вот против того, что придется провести с Эдит меньше времени, я и правда возражал.

Она покачала головой:

– Твой пикап будет здесь, а ключ в замке зажигания, если только не боишься, что кто-то может угнать твое транспортное средство, – сказала она и рассмеялась над таким предположением.

– Хорошо, – согласился я. Я был уверен, что мой ключ в кармане джинсов, которые я носил в среду, а сами они сейчас под грудой одежды в стирке. Даже если Эдит заберется в дом, или что там она собирается сделать, ключ ей ни за что не найти. Эдит, казалось, почувствовала вызов в моем согласии и самоуверенно усмехнулась.

– Так куда вы отправляетесь? – спросил я как можно небрежнее.

– На охоту, – ответила она мрачно. – Если нам предстоит остаться завтра наедине, я приму все возможные меры предосторожности, – ее лицо стало грустным… и умоляющим. – Знаешь, ты ведь всегда можешь отказаться.

Я опустил глаза, боясь поддаться убеждающей энергии ее взгляда. Не позволю отговорить меня от нашего дня наедине, независимо от того, насколько реальна опасность. «Это не имеет значения», – мысленно повторил я.

– Нет, не могу, – прошептал я, снова взглянув ей в лицо.

– Вероятно, ты прав, – пробормотала она. 

Ее глаза, казалось, быстро темнели, и я решил поменять тему разговора.

– Во сколько мы завтра встречаемся? – спросил я, уже впадая в уныние из-за того, что сейчас она уйдет.

– Ну как сказать… Завтра суббота. Разве тебе не захочется поспать подольше? – спросила она.

– Нет, – слишком быстро ответил я, и Эдит усмехнулась:

– Тогда как обычно? 

Я кивнул:

– Куда мне за тобой заехать?

– Я буду у твоего дома, как обычно.

– Хм… это вряд ли поможет мне с Чарли, если на нашей подъездной дорожке будет стоять неизвестно откуда взявшийся Вольво.

Теперь ее улыбка стала снисходительной:

– Я не собиралась приезжать на автомобиле.

– Но как… – начал я, но Эдит перебила меня:

– Не переживай. Я буду там, без машины. Чарли точно не увидит ничего необычного, – голос ее стал суровым. – А потом, если ты не вернешься домой, это будет неразрешимой загадкой, не так ли?

– Пожалуй, – ответил я, пожимая плечами. – Может, я даже попаду в новости, и всё такое.

Она нахмурилась, но я это проигнорировал, прожевывая очередной кусочек своего обеда.

Когда ее лицо наконец-то расслабилось, хотя по-прежнему не выглядело счастливым, я спросил:

– На кого вы охотитесь сегодня?

– Что найдем в местном заповеднике. Мы не поедем далеко, – она пристально смотрела на меня, как будто ее немного сердило и в то же время слегка забавляло то, как буднично я говорю о ее необычной жизни.

– Почему ты едешь с Арчи? Ведь ты сказала, что он тебя раздражает? 

Она нахмурилась:

– И все же он самый… понимающий.

– А остальные? – нерешительно спросил я, не вполне уверенный, хочу ли я это знать. – Какие они? 

Она наморщила лоб:

– Скептики… по большей части.

Я бросил быстрый взгляд в их сторону. Они сидели, глядя кто куда, точно так же, как когда я увидел их впервые. Только сейчас они были вчетвером, а их прекрасная бронзововолосая сестра принадлежала мне, по крайней мере, на этот час.

– Я им не нравлюсь, – догадался я.

– Дело не в этом, – возразила она, но ее взгляд был слишком уж невинным. – Им непонятно, почему я не могу оставить тебя в покое. 

Я нахмурился:

– Мне тоже.

Она улыбнулась:

– Бо, ты очень отличаешься ото всех, кого я когда-либо знала. Ты завораживаешь меня. 

Часть меня была уверена, что она насмехается надо мной – та часть, которая никак не могла забыть, что я самый скучный человек из всех, кого знаю.

– Я не в состоянии этого понять, – признался я.

– У меня преимущество, – пробормотала она, касаясь пальцем своего лба. – И поэтому я лучше многих улавливаю человеческую натуру. Люди предсказуемы. Но ты… Ты никогда не делаешь то, чего я ожидаю. Постоянно застаешь меня врасплох… 

Я отвел глаза, и взгляд мой привычно устремился в дальний угол кафетерия, где сидела семья Эдит. Последние слова заставили меня почувствовать себя объектом какого-то научного эксперимента. Хотелось засмеяться над собой за то, что я ожидал чего-то другого.

– Эту часть довольно просто объяснить, – продолжила она. Я чувствовал, что она смотрит на меня, но все еще не мог ответить ей тем же. Был уверен, что она увидит в моих глазах презрение к самому себе. – Но есть и еще кое-что…  и это уже не так просто выразить словами...

Пока она говорила, я продолжал рассеянно глядеть на Калленов. Внезапно Роял повернул голову и посмотрел прямо на меня. Даже не посмотрел, а свирепо впился в меня черными холодными глазами. Я хотел отвести взгляд, но такая открытая враждебность буквально заморозила меня, пока Эдит не прервалась на полуслове и не издала чуть слышный сердитый звук – что-то вроде шипения.

Роял отвернулся; для меня было облегчением освободиться от его взгляда. Я снова посмотрел на Эдит широко раскрытыми глазами. 

– Это была явная неприязнь, – пробормотал я.

На ее лице отразилась боль: 

– Прости. Он просто беспокоится. Понимаешь… это опасно не только для меня, если после того, как я открыто проводила столько времени с тобой… – она опустила глаза.

– Если?

– Если это закончится… плохо, – она опустила голову на руки,  в ее позе отчетливо читалось страдание. Я хотел ее как-то успокоить, сказать, что с ней никогда не случится ничего плохого, но не мог подобрать правильных слов. Не раздумывая я потянулся и дотронулся до ее локтя. Она была одета только в футболку с длинными рукавами, и я сразу почувствовал под рукой холод. Эдит не пошевелилась, а я сидел, медленно осознавая, что ее слова должны были напугать меня. Я ждал, что страх все же придет, но не ощущал ничего, кроме боли от того, что она страдает.

Она все еще прятала лицо в ладонях.

Я попытался говорить нормальным голосом:

– И ты должна уйти прямо сейчас?

– Да, – она уронила руки. Я продолжал касаться ее предплечья. Она посмотрела туда, где находилась моя ладонь, и вздохнула. Внезапно настроение Эдит изменилось, она улыбнулась: – Это, наверное, даже к лучшему. Осталось еще пятнадцать минут этого проклятого фильма по биологии – думаю, я больше не в состоянии это выдерживать.

Я вздрогнул и отдернул руку, неожиданно обнаружив стоящего за плечом Эдит Арчи – выше ростом, чем мне казалось, с короткой щетиной темных волос, с черными как чернила глазами.

Эдит, не отрывая взгляда от меня, поприветствовала брата:

– Арчи.

– Эдит, – ответил он, пародируя ее тон. У него был мягкий тенор, такой же бархатистый, как голос Эдит.

– Арчи, это Бо…  Бо, это Арчи, – представила она нас с суховатой улыбкой на лице.

– Привет, Бо. – его глаза сверкали, как черные бриллианты, но улыбка была дружелюбной. – Приятно наконец-то с тобой познакомиться, – он слегка выделил «наконец-то».

Эдит бросила на него мрачный взгляд.

Нетрудно было поверить, что Арчи вампир. Стоящий в двух футах от меня. С темными голодными глазами. Я почувствовал, как капля пота скатывается по шее.

– Э… привет, Арчи.

– Ты готова? – спросил он у Эдит.

Ее голос звучал холодно:

– Почти. Встретимся в машине.

Арчи ушел, не сказав ни слова; его походка была настолько плавной и грациозной, что мне снова подумалось о танцорах, хотя движения выглядели не вполне человеческими.

Я сглотнул:

– Следует ли сказать «желаю повеселиться», или это неуместно?

– Подходит не хуже всего остального, – усмехнулась она.

– Тогда желаю вам повеселиться, – я пытался говорить с энтузиазмом, но Эдит, разумеется, не поверила.

– Я попытаюсь. А ты постарайся поберечь себя, пожалуйста.

Я вздохнул:

– Сберечь себя в Форксе – сложная задача.

Она сжала зубы:

– Для тебя – действительно сложная. Обещай.

– Обещаю постараться поберечься, – продекламировал я. – Я собирался воспользоваться стиральной машиной… или это слишком опасное занятие? Я имею в виду, что могу свалиться в нее или еще как-то пострадать.

Она сузила глаза.

– Хорошо-хорошо. Я сделаю все возможное.

Она встала, я тоже поднялся.

– Увидимся завтра, – вздохнул я.

Она задумчиво улыбнулась:

– Тебе кажется, что это очень нескоро, не так ли?

Я угрюмо кивнул.

– Завтра утром я буду на месте, – пообещала она, а потом, подойдя ко мне, легонько прикоснулась к моей руке и развернулась, чтобы уйти. Я смотрел ей вслед, пока она не скрылась из виду.

Очень не хотелось идти в класс, и я подумывал прогулять с пользой для здоровья, но понял, что это было бы безответственно. Я догадывался: не увидев меня на уроке, МакКейла и остальные решат, что я ушел с Эдит. А она и так беспокоится насчет времени, которое мы открыто проводили вместе… и если что-то случится… Я не собирался размышлять о том, что это означает или насколько может быть болезненно. Я просто искал способ как можно надежнее обеспечить ее безопасность. В общем, надо было идти на занятие. 

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА 12, Ч.2)

Перевод подготовлен командой переводчиков сайта @tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья