Жизнь и смерть. Глава седьмая (часть вторая)

7. Кошмар

(часть вторая)

Когда я вернулся, был только полдень. Я поднялся наверх и переоделся в чистые джинсы и футболку, так как собирался оставаться дома. Мне не составило большого труда сосредоточиться на домашнем задании – сочинении по «Макбет», которое нужно было сдавать в среду. Я погрузился в составление черновых набросков, чувствуя себя так спокойно, как не чувствовал с… ну, с обеда четверга, если честно.


 

Хотя это всегда было в моем духе. Самым неприятным и мучительным было для меня обдумывание решений. Зато, сделав выбор, я просто с облегчением следовал ему. Иногда облегчение смешивалось с отчаянием, как, например, после моего решения приехать в Форкс. Но это всё равно лучше, чем ломать голову над возможными вариантами.

Жить с моим последним решением было легко – почти чересчур легко. Опасно легко.

Остальная часть дня прошла тихо и продуктивно – еще до восьми вечера я дописал сочинение. Чарли вернулся домой с хорошим уловом, и я завязал мысленный «узелок на память», чтобы раздобыть в Сиэтле книгу рецептов рыбных блюд. Выбросы адреналина, которые я ощущал каждый раз при мысли о предстоящей поездке, ничем не отличались от тех, что бывали и до прогулки с Джулс. Обязаны были отличаться, но я не знал, как заставить себя испытывать должный страх.

Той ночью я спал без сновидений, измотанный слишком ранним пробуждением. Во второй раз со времени моего прибытия в Форкс я проснулся от ярко-желтого света, предвестника солнечного дня. Чуть пошатываясь, я подошел к окну и ошеломленно застыл, увидев почти безоблачное небо. Я распахнул окно, удивленный тем, что оно открылось бесшумно, без заедания, хотя я не пользовался им бог знает сколько лет, и вдохнул относительно сухой воздух. Было довольно тепло и практически безветренно. Моя кровь забурлила в венах.

Когда я спустился вниз, Чарли заканчивал завтракать и сразу же подметил мое настроение.

– Хороший день, – прокомментировал он.

– Да, – согласился я с улыбкой.

Он тоже улыбнулся в ответ, в уголках карих глаз появились морщинки. Когда он так улыбался, легче было разглядеть в нем человека, который сгоряча женился на едва знакомой ему красивой девушке, когда был всего на три года старше, чем я сейчас. Мало что сохранилось от того парня. За эти годы он поблек – подобно тому, как поредели надо лбом его вьющиеся каштановые волосы.

Я съел завтрак, с улыбкой наблюдая, за пылинками, пляшущими в солнечном свете, который лился через кухонное окно. Чарли крикнул: «Пока!» – и я услышал, как его машина отъехала от дома. У двери я замешкался, взявшись за непромокаемую куртку. Оставить ее дома означало бы искушать судьбу. Я перекинул куртку через руку и вышел на яркий свет, какого не видел уже пару месяцев.

После короткой борьбы мне удалось почти полностью опустить оба окна в грузовике. В школу я приехал одним из первых, так как, спеша выбраться из дому, даже не взглянул на часы. Припарковавшись, я направился в сторону скамеек для пикника у южной стены кафетерия. Сиденья все еще были влажными, поэтому я сел на свою куртку, радуясь, что нашел ей применение. Домашнее задание я выполнил, однако оставалось несколько задач по тригонометрии, в которых я не был уверен. Я достал учебник, но на середине перепроверки первой сомнительной задачи меня отвлекла игра солнечного света на красной коре деревьев. Я бездумно рисовал на полях домашней работы и спустя несколько минут осознал, что изобразил пять пар темных глаз, которые теперь пристально смотрели на меня с тетрадного листа. Пришлось стереть их ластиком.

– Бо! – Я услышал, как кто-то позвал меня, и по голосу узнал МакКейлу. Оглядевшись, я увидел, что, пока сидел тут, территория школы заполнилась ребятами. Все были в футболках, кто-то даже в шортах, хотя воздух вряд ли прогрелся выше шестидесяти градусов (60°F примерно равны 15-16°С – п.п.). МакКейла приближалась ко мне, одетая в юбку, едва доходящую до середины бедра, и майку.

– Привет, МакКейла, – ответил я.

Она подошла и села рядом – солнце переливалось на ее свежевыпрямленных волосах, лицо расплылось в широкой улыбке. Она была так рада видеть меня, что я не мог не почувствовать ответной радости.

– Замечательный день, правда?

– Как раз по мне, – согласился я.

– Чем ты вчера занимался? – В ее вопросе я уловил раздражающую собственническую интонацию, которая напомнила мне о том, что сказала в субботу Джулс. Все считают, что я парень МакКейлы, поскольку она хочет, чтобы так думали.

Но я пребывал в слишком хорошем настроении, чтобы позволить этому задеть меня.

– В основном работал над сочинением.

– Ах да, его задали на четверг, верно?

– Э… кажется, на среду.

– На среду? – ее улыбка исчезла. – Плохо. Наверное, вечером придется взяться за работу, – она нахмурилась. – А я собиралась спросить, не хочешь ли ты сходить куда-нибудь со мной.

– О… – я был в замешательстве. Почему наши разговоры с МакКейлой теперь постоянно заводят меня в неловкую ситуацию?

 

– Ну, мы всё равно могли бы пойти поужинать, или вроде того… а сочинение я напишу позже, – она улыбнулась мне с надеждой.

– МакКейла… – «Вот и чувство вины», – подумал я. – Вряд ли это хорошая идея.

Ее лицо вытянулось.

– Почему? – спросила она, настороженно глядя на меня. 

В моих мыслях вспыхнул образ Эдит, и мне стало интересно, не думает ли о ней и МакКейла.

– Слушай, я нарушаю все законы мужского братства, рассказывая тебе об этом, так что не выдавай меня, хорошо?

– Законы мужского братства? – повторила она озадаченно.

– Джереми мой друг, и если я пойду с тобой… ну… это его расстроит. – МакКейла пристально смотрела на меня. – Я тебе этого не говорил, ясно? Твое слово против моего.

– Джереми? – спросила она, ее голос был полон изумления.

– Серьезно, ты слепая?

– Ох, – выдохнула она с ошеломленным видом.

Пора уносить ноги. Я запихнул учебник в рюкзак:

– Не хочу снова опоздать. Я и так уже в черном списке у Мэйсон.

Мы молча шли к третьему корпусу, и выражение лица МакКейлы было рассеянным. Оставалось надеяться, что мысли, в которые она погружена, ведут ее в правильном направлении.

Когда я увидел Джереми на уроке тригонометрии, он был так же взбудоражен солнечным днем, как и я. Они с Алленом и Логаном собирались поехать в Порт-Анджелес, чтобы сходить в кино и заказать бутоньерки для танцев. Меня тоже пригласили, а я медлил с ответом. Хорошо бы выбраться из города, но не с Логаном. И еще неизвестно, чем я, возможно, буду занят сегодня вечером… Хотя об этом определенно не стоило думать. Конечно, приятно было снова увидеть солнце. Но не только это вызвало у меня приподнятое настроение, совсем не это.

Так что я сказал Джереми «может быть», соврав о накопившемся домашнем задании.

Наконец мы отправились на ланч. Мне почти до боли хотелось увидеть не только Эдит, но и всех Калленов. Нужно было сопоставить их с не отпускавшими меня подозрениями. Возможно, находясь с ними в одном помещении, я удостоверюсь, что ошибался и ничего зловещего в них нет. Переступив порог кафетерия, я ощутил первую волну настоящего страха, дрожью прокатившуюся по животу. Смогут ли они узнать, о чем я думаю? И тут же меня настигло другое опасение: будет ли Эдит снова ждать меня сегодня?

о привычке я в первую очередь взглянул на стол Калленов и слегка запаниковал, когда увидел, что он пуст. С тающей надеждой обвел глазами весь кафетерий, надеясь, что она сидит где-нибудь одна. Зал был практически полон – нас задержали на испанском, – но не было видно ни Эдит, ни кого-либо еще из ее семьи. Мое хорошее настроение тут же увяло.

Мы сильно опоздали и пришли к нашему столу последними. Я заметил, что Маккейла придержала место для Джереми, а его лицо буквально засветилось в ответ.

Аллен тихо задал несколько вопросов насчет сочинения по «Макбет», на которые я пытался отвечать как можно естественнее, хотя настроение неуклонно ухудшалось. Он тоже пригласил меня поехать сегодня вместе с ними, и на этот раз я согласился, лишь бы как-нибудь отвлечься.

А вдруг Эдит как-то узнала, чем я занимался в эти выходные? И исчезла из-за моего чрезмерного любопытства к ее тайнам. Вдруг я сам виноват в этом?

Войдя в кабинет биологии и увидев пустой стул Эдит, я понял, что до сих пор еще держался за последний клочок надежды. Новая волна разочарования накрыла меня с головой.

Остаток дня тянулся мучительно медленно. Я не смог уследить за ходом дискуссии на биологии и даже не пытался слушать лекцию тренера Клапп о правилах игры в бадминтон. Я радовался, покидая наконец кампус, так как можно было больше не притворяться, что все в порядке, до самой поездки в Порт-Анджелес. Но как только я вошел в дом, раздался телефонный звонок – Джереми отменил наши планы. Я пытался изобразить радость по поводу того, что МакКейла пригласила его на ужин, однако вряд ли мне удалось скрыть раздражение. Поездку в кинотеатр перенесли на вторник.

Значит, отвлечься мне не на что. Я положил рыбу в маринад, потом сделал сегодняшнее домашнее задание, но на это ушло всего полчаса. Проверил электронную почту и понял, что не отвечаю на сообщения мамы. Она была не в восторге от этого. 

Мама,

Прости. Меня не было дома. Мы с несколькими друзьями ездили на пляж. И мне нужно было написать сочинение.

Жалкие оправдания, поэтому я не стал и стараться.

Сегодня солнечно – знаю, я тоже в шоке, – так что пойду погуляю и впитаю как можно больше витамина D. 

Люблю тебя, Бо.

Из небольшой коллекции любимых книг, привезенных мной в Форкс, я выбрал «Двадцать тысяч льё под водой» и взял в бельевом шкафу наверху старое лоскутное одеяло.

Выйдя из дома, я бросил одеяло на самое солнечное место маленького квадратного двора Чарли и улегся. Я перелистывал страницы, ожидая пока меня зацепит какое-нибудь слово или фраза – обычно для этого вполне хватало гигантского кальмара или нарвала, но сегодня, дважды пройдясь по всей книге, я так и не нашел ничего достаточно интригующего, что могло бы меня увлечь. Я захлопнул книгу. Ну и ладно, наплевать. Тогда позагораю. Перекатившись на спину, я закрыл глаза.

Я попытался урезонить себя. Нет никакой необходимости сходить с ума от волнения. Эдит говорила, что собирается в поход. Возможно, остальные с самого начала планировали присоединиться к ней. Может быть, все они решили задержаться на день из-за хорошей погоды. Несколько дней отсутствия не повлияют на ее безупречные отметки. Можно успокоиться. Я наверняка снова увижу ее завтра.

Даже если ей или кому-то из их семьи действительно удалось узнать, о чем я думаю, вряд ли это стало причиной их исчезновения из города. Я сам ничему из этого не верил и не собирался рассказывать кому-либо еще. Глупо. Я знал, что эта мысль совершенно смехотворна. Очевидно, что ни у кого, вампиры они или нет, не было оснований для такой острой реакции.

Точно так же нелепо воображать, что кто-то мог прочитать мои мысли. Мне нужно перестать быть таким параноиком. Эдит вернется завтра. Никто никогда не находил невроз привлекательным, и очень сомнительно, что она станет первой.

Покладистый. Спокойный. Нормальный. Я справлюсь. Нужно просто вдыхать и выдыхать.

Следующим, что я услышал, был звук подъезжающего автомобиля Чарли. Приподнявшись, я с удивлением заметил, что солнце уже опустилось за деревья и дворик оказался в тени. Должно быть, я уснул. Еще не вполне придя в себя, я огляделся, охваченный внезапным ощущением, что я здесь не один.

– Чарли? – позвал я. Но услышал, как хлопнула дверца его машины у переднего крыльца.

Чувствуя нелепость ситуации и сердясь на себя за глупость, я вскочил, взял одеяло и книгу и поспешил в дом, где первым делом налил масла на сковороду и поставил ее на плиту – из-за моего «тихого часа» ужин сегодня запоздает. Когда я вошел в гостиную, Чарли вешал свой ремень с кобурой и разувался.

 

– Извини, ужин еще не готов – я уснул во дворе, – сказал я, широко зевнув.

– Не беспокойся, – ответил он. – Я все равно хотел узнать счет в этой игре.

После ужина я остался с отцом смотреть телевизор, чтобы хоть чем-то занять себя. Ни на одном канале не было ничего интересного, но Чарли знал, что мне безразличен бейсбол, поэтому щелкал пультом, пока не остановился на какой-то бессмысленной комедии, которая не нравилась ни мне, ни ему. Однако он казался счастливым оттого, что мы делаем что-то вместе, и, несмотря на мою идиотскую депрессию, мне было приятно его порадовать.

– Кстати, пап, – сказал я во время рекламы, – завтра вечером я поеду в кино с ребятами из школы, так что ты будешь предоставлен самому себе.

– Едешь с кем-то, кого я знаю? – поинтересовался он.

Кого он здесь может не знать?

– Джереми Стэнли, Аллен Вебер и Логан… как там его фамилия.

– Мэллори.

– Тебе виднее.

– Хорошо, но послезавтра вам в школу, поэтому не сходите с ума.

– Мы едем сразу после занятий, так что вернемся не поздно. Хочешь, приготовлю тебе что-нибудь на ужин?

– Бо, до твоего приезда сюда я в течение семнадцати лет питался сам, – напомнил он мне.

– Не знаю, как ты выжил, – пробормотал я.

Наутро все казалось менее мрачным – вновь было солнечно, – но я старался не обнадеживать себя. И выбрал для теплой погоды легкий свитер, который носил в Финиксе в разгар зимы.

Я специально приехал в школу к самому началу занятий. Настроение ухудшалось с каждой секундой, пока я ехал по забитой парковке в поисках свободного места… а также высматривая серебристый «вольво», которого здесь явно не было.

Все было как вчера – а я просто не смог удержаться и позволил крохотным росткам надежды проклюнуться в душе, только чтобы с болью почувствовать, как они сминаются, когда напрасно осматривал кафетерий и садился за свой пустой стол на биологии. Что если Эдит никогда не вернется? Что если я больше не увижу ее?

Запланированная поездка в Порт-Анжелес все-таки состоится сегодня – и кажется еще более привлекательной, поскольку Логан не сможет принять в ней участие. Мне не терпелось выбраться из города, чтобы перестать оглядываться в надежде увидеть Эдит, как всегда появившуюся из ниоткуда. Я решил сохранять хорошее настроение и не действовать на нервы Джереми и Аллену. Может быть, мне удастся найти приличный книжный магазин. Не хотелось думать о том, что в эти выходные в Сиэтле мне, возможно, придется искать такой магазин одному. Не отменит же она всё, даже не сказав мне, не так ли? Хотя неизвестно, какие правила общественного поведения считают нужным соблюдать вампиры.

После школы Джереми последовал за мной на своем стареньком белом «меркьюри», чтобы я мог оставить пикап возле дома, а затем мы направились к Аллену. Он ждал нас.

Как только мы выехали за пределы города, мое настроение начало повышаться.

 

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА ВОСЬМАЯ, Ч.1)

 

Перевод подготовлен командой переводчиков сайта @tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья