Жизнь и смерть. Глава вторая (ч.2)

Глава вторая (часть вторая)

Джереми потянул меня за руку:

– Эй, Бо! Что ты хочешь взять?

Я опустил глаза, уши мои горели. «Нет никаких причин смущаться, – напомнил я себе. – Ведь я не сделал ничего плохого». 



 

– Что это с Бо? – услышал я вопрос МакКейлы, обращенный к Джереми.

– Ничего, – ответил я и, встав в очередь, взял только бутылку газировки.

– Разве ты не голоден? – спросил Джереми.

– Вообще-то, меня немного мутит.

Он нерешительно отошел. Я подождал, пока они наполнят свои подносы, а потом направился следом за ними к столу, стараясь глядеть куда угодно, только не в дальний угол кафетерия.

Я медленно пил газировку, чувствуя легкую тошноту. МакКейла дважды озабоченно поинтересовалась моим самочувствием – и это показалось несколько чрезмерным. Я ответил, что все в порядке, но задумался, не лучше ли преувеличить свое недомогание и провести весь следующий урок в кабинете медсестры.

Это нелепо. Нельзя убегать. Почему я такой трус? Что страшного во враждебном взгляде? Не собирается же эта девушка взять и пырнуть меня ножом.

Я решил позволить себе один раз посмотреть на семью Калленов. Только чтобы узнать настроение. И осторожно покосился в их сторону. Никто не глядел в моем направлении, и я слегка повернул голову.

Они смеялись. Волосы Эдит, Джессамины и Элинор намокли от талого снега. Арчи и Роял уклонялись, а Элинор трясла головой, пытаясь попасть в них водой, капающей с ее волос, отчего на куртках парней спереди осталась широкая дуга брызг. Они наслаждались снежным днем, как и все остальные – только это больше напоминало сцену из какого-то фильма.

Но, кроме смеха и игривости, было еще какое-то отличие, хотя мне никак не удавалось понять, в чем оно заключалось. Я внимательно оглядел Эдит, сравнивая ее с воспоминанием недельной давности, и решил, что сегодня она не такая бледная – возможно, порозовела из-за игры в снежки, – да и круги под глазами почти не заметны. Из-за влаги волосы ее казались более темными и гладкими. Старательно отыскивая изменения, я даже забыл притвориться, что не смотрю.

– На что уставился, Бо? – спросил Джереми.

И именно в этот момент Эдит быстро взглянула на меня.

Я всем телом повернулся к Джереми, даже чуть сместившись к нему. Он отклонился, удивленный моим внезапным вторжением в его личное пространство.

Но я был уверен, что в тот короткий момент, когда мы с Эдит встретились взглядами, в ее глазах не было злости или отвращения, как в последний раз, когда я ее видел. В них снова промелькнуло лишь какое-то неудовлетворенное любопытство.

– На тебя смотрит Эдит Каллен, – сказал Джереми, заглядывая мне за плечо.

– Она ведь не выглядит сердитой, нет? – не удержался я от вопроса.

– Нет, – Джереми, казалось, растерялся, но потом вдруг расплылся в улыбке: – А что ты сделал? Пригласил ее на свидание?

– Нет! Я даже никогда не разговаривал с ней. Просто… кажется, я ей не очень нравлюсь, – признался я, по-прежнему повернувшись к Джереми, но по затылку побежали мурашки, словно я физически чувствовал ее взгляд.

– Этим Калленам никто не нравится… ладно, они никого не замечают настолько, чтобы можно было им понравиться. Но она все еще пялится на тебя.

– Перестань на нее смотреть, – потребовал я.

Он фыркнул, однако наконец-то отвернулся.

Потом нас прервала МакКейла – она планировала эпическую снежную битву на парковке после уроков и хотела, чтобы мы присоединились. Джереми с энтузиазмом согласился. Судя по тому, как он смотрел на МакКейлу, можно было практически не сомневаться, что он готов принять любое ее предложение. Я промолчал. Интересно, сколько лет я должен провести в Форксе, прежде чем заскучаю до такой степени, что буду с восторгом воспринимать замерзшую воду. Вероятно, дольше, чем собираюсь здесь жить.

Весь остаток обеденного перерыва я очень старался смотреть только на свой стол. Похоже, Эдит больше не собирается меня убить, поэтому ничего страшного, если я пойду на биологию. При мысли о том, что придется снова сидеть рядом с ней, мой желудок сжимался.

Мне совсем не хотелось идти, как обычно, с МакКейлой – похоже, она была популярной мишенью для снежков – но, когда мы уже были возле двери, все, кроме меня, хором застонали. Шел дождь, смывая остатки снега в прозрачные льдистые ленты по сторонам тротуара. Пряча улыбку, я натянул на голову капюшон. Теперь после физкультуры можно будет сразу ехать домой.

Всю дорогу до четвертого корпуса МакКейла, не умолкая, жаловалась на капризы погоды.

Когда мы вошли в класс, я почувствовал облегчение, увидев, что место Эдит еще пустует. Это давало мне время успокоиться. Миссис Баннер сновала по аудитории, раздавая микроскопы и коробки с предметными стеклами – по одному набору на каждый стол.

До занятия оставалось еще несколько минут, и все оживленно переговаривались. Стараясь не смотреть на дверь, я от нечего делать разрисовывал обложку своей тетради.

Я очень отчетливо услышал, как стул рядом со мной сдвинули с места, но полностью сосредоточился на своем орнаменте.

– Привет, – произнес тихий мелодичный голос.

Я поднял глаза, потрясенный тем, что она со мной заговорила. Она сидела так далеко от меня, как позволяли размеры стола, но ее стул был повернут ко мне. С ее спутанных волос еще капала вода – и даже при этом она выглядела так, словно только что закончила сниматься в какой-то рекламе. Идеальное лицо выражало дружескую открытость, на полных розовых губах играла легкая улыбка. Но миндалевидные глаза смотрели настороженно.

– Меня зовут Эдит Каллен, – продолжила она. – У меня не было возможности представиться на прошлой неделе. А ты, должно быть, Бо Свон.

Мысли беспорядочно кружились в растерянности. Неужели в прошлый раз мне все померещилось? Сейчас она вела себя безупречно вежливо. Нужно было что-то сказать, ведь она ждала. Но в голову не приходило ни одной нормальной реплики.

– К-как ты узнала мое имя? – запинаясь, промямлил я.

Она тихо рассмеялась:

– О, оно известно, наверное, каждому. Весь город ждал твоего прибытия.

Я нахмурился, хотя и так догадывался о чем-то в этом роде.

– Нет, – глупо уперся я, – я имею в виду, почему ты назвала меня «Бо».

Она явно смутилась:

– Разве ты предпочитаешь, чтобы тебя звали «Бофор»?

– Ни в коем случае, – сказал я. – Но Чарли – то есть мой отец – вероятно, за глаза всегда называет меня так… вот почему все здесь, похоже, знали меня под этим именем, – чем больше стараний я прилагал, чтобы объяснить, тем глупее это звучало.

– О… – видимо, она решила не продолжать этот разговор. Я смущенно отвернулся.

На мое счастье, в этот момент миссис Баннер начала урок. Пока она объясняла, в чем будет состоять сегодняшняя лабораторная работа, я попытался сосредоточиться. Препараты в коробке сложены не по порядку. Работая в паре, мы должны были рассортировать предметные стекла с клетками кончика лукового корня в соответствии с фазами митоза и правильно их подписать. Использовать учебник не разрешалось. Через двадцать минут она собиралась пройти по классу и посмотреть, кто выполнил задание.

– Начинайте! – распорядилась учительница.

– Сначала дамы, партнер? – спросила Эдит. Я взглянул на нее, улыбающуюся невероятно красивой улыбкой, с ямочками на щеках, и замер, засмотревшись, как дурак.

Она приподняла брови.

– Э… конечно, давай, – выпалил я.

Ее взгляд метнулся к красным пятнам, наверняка расцветшим у меня на лице. Ну почему моя кровь не может просто оставаться там, где ей полагается, в венах?

Быстро отвернувшись, Эдит потянула микроскоп на свою сторону стола.

На изучение первого стекла у нее ушло примерно четверть секунды… возможно, даже меньше.

– Профаза.

Она быстро сменила предметное стекло, потом замерла и посмотрела на меня.

– Или ты хочешь проверить? – с вызовом спросила Эдит.

– Э… нет, все в порядке.

Она аккуратно написала слово «Профаза» на верхней строчке нашей рабочей таблицы. Даже ее почерк был идеален, словно она посещала уроки чистописания или чего-то такого. Неужели кто-нибудь в наше время еще делает это?

Едва взглянув в микроскоп на следующий образец, она вывела в новой строке «Анафаза», так вычурно изогнув заглавную «А», будто каллиграфически заполняла приглашение на свадьбу. Мне пришлось готовить такие приглашения для маминой свадьбы. Я тогда распечатал текст на принтере, набрав его замысловатым шрифтом – и он выглядел далеко не так элегантно, как почерк Эдит.

Она переложила на место очередное предметное стекло, а я воспользовался тем, что она отвлеклась, чтобы внимательно рассмотреть ее. На таком близком расстоянии, что мог бы, наверное, заметить хоть что-то вроде крошечного прыщика, пор, торчащих волосков в брови – что было бы у нее не в порядке. Но не увидел ничего подобного.

Внезапно она подняла голову и взглянула в сторону классной доски – как раз за мгновение до того, как миссис Баннер обратилась к ней:

– Мисс Каллен?

– Да, миссис Баннер? – с этими словами Эдит быстро передвинула микроскоп ко мне.

– Может быть, стоит дать возможность и мистеру Свону кое-чему научиться?

– Разумеется, миссис Баннер.

Эдит повернулась ко мне, словно говоря: «Ладно, тогда вперед».

Я нагнулся, чтобы посмотреть в окуляр. И почувствовал, что она наблюдает – это было бы только справедливо, учитывая, как я глазел на нее, но все же заставляло испытывать неловкость, как будто даже наклон головы получался у меня неуклюжим.

Хорошо, что хотя бы образец не был сложным.

– Метафаза, – сказал я.

– Не возражаешь, если я взгляну? – спросила она, когда я начал было менять предметное стекло. Ее рука перехватила мою, чтобы остановить. Пальцы были просто ледяными, словно она держала их перед занятием в сугробе. Но я так быстро отдернул руку не из-за этого. Когда Эдит прикоснулась ко мне, я ощутил что-то похожее на легкий удар тока.

– Извини, – пробормотала она, поспешно убирая руку, но продолжая тянуться к микроскопу. Я смотрел на нее, слегка ошеломленный, а она проверила образец, снова потратив на это буквально долю секунды.

– Метафаза, – согласилась она, возвращая мне микроскоп.

Я попытался поместить под объектив другое предметное стекло, однако оно было слишком маленьким или мои пальцы – слишком большими, поэтому в итоге я уронил оба образца. Один упал на стол, а второй полетел за край, но Эдит поймала его раньше, чем он ударился об пол.

– Уф… – выдохнул я расстроенно. – Прости.

– Ну, в последнем все равно нет никакой загадки, – сказала она, явно пытаясь не улыбнуться. Снова я выставил себя на посмешище.

Эдит каллиграфическим почерком написала «Метафаза» и «Телофаза» в оставшихся двух строчках таблицы.

Мы закончили задолго до того, как кто-то еще хотя бы приблизился к финишу. Я видел, как МакКейла и ее напарник снова и снова сравнивали два препарата, а у еще одной пары под столом был раскрыт учебник.

Теперь мне нечем было заняться, оставалось только пытаться не глазеть на Эдит… Безуспешно. Я все-таки посмотрел на нее – и встретил ее взгляд, в котором снова было то странное выражение разочарования. Внезапно я понял, что так неуловимо изменило ее лицо.

– Ты в контактных линзах? – выпалил я.

Похоже, ее озадачил мой неуместный вопрос.

– Нет.

– О, – промямлил я. – Кажется, глаза у тебя были немного другими.

Пожав плечами, она отвела взгляд.

На самом деле я твердо знал, что что-то изменилось. Я не забыл ни одной подробности нашей первой встречи, когда Эдит уставилась на меня с таким видом, словно хотела прикончить. Буквально видел перед собой эти совершенно черные глаза, такие неожиданные на фоне бледной кожи. Сегодня же они были абсолютно другого цвета: необычно золотистые, темнее янтарно-желтого, но такого же теплого оттенка. Я не понимал, как это возможно, если только она не соврала по какой-то причине о линзах. Разве что Форкс сводит меня с ума в буквальном смысле слова.

Я посмотрел вниз. Ее руки снова были сжаты в кулаки.

Тут миссис Баннер подошла к нашему столу и, взглянув на законченную лабораторную работу, присмотрелась внимательнее, чтобы проверить ответы.

– Итак, Эдит… – начала она.

– Половину образцов определил Бо, – сказала Эдит, не дав учительнице закончить фразу.

Теперь миссис Баннер скептически смотрела на меня.

– Вы уже выполняли раньше эту лабораторную? – спросила она.

Я пожал плечами:

– Не с луковым корнем.

– С бластулой осетра?

– Да.

Миссис Баннер кивнула:

– Вы занимались в Финиксе по углубленной программе?

– Да.

– Что ж, – сказала она через пару секунд, – наверное, хорошо, что вы работаете в паре, – и, удаляясь, пробормотала что-то еще, чего я не расслышал. После ухода миссис Баннер я снова начал разрисовывать свою тетрадь.

– Жаль, что снег растаял, да? – спросила Эдит. У меня возникло странное ощущение, что она заставляет себя вести со мной светскую беседу. Словно услышала мой разговор с Джереми за ланчем и пытается доказать мне, что я не прав. Но она никак не могла слышать. У меня уже просто паранойя.

– Вообще-то, нет, – честно ответил я вместо того, чтобы притворяться таким, как все, нормальным. Я еще пытался избавиться от глупого подозрения и не мог сосредоточиться на сохранении социально приемлемого имиджа.

– Тебе не нравится холод. – Это был не вопрос.

– И сырость тоже.

– Должно быть, тебе трудновато жить в Форксе, – задумчиво сказала Эдит.

– Даже не представляешь, насколько, – мрачно пробормотал я.

Казалось, мой ответ ее заинтересовал, но я понятия не имел, по какой причине. Ее лицо так сильно отвлекало, что я старался глядеть на нее не чаще, чем требовали элементарные правила вежливости.

– Зачем же ты тогда приехал сюда?

Никто еще не спрашивал меня об этом – во всяком случае, так прямо и требовательно.

– Это… непросто.

– Уверена, я справлюсь, – не отступала она.

Я молчал целое долгое мгновение, но потом совершил ошибку, встретившись с ней взглядом. Ее миндалевидные глаза цвета темного золота привели меня в замешательство, и я ответил не раздумывая:

– Мама вышла замуж.

– Это не кажется таким уж сложным, – возразила она, но тон ее внезапно смягчился. – Когда?

– В сентябре, – я не смог удержаться от грустной интонации.

– И он тебе не нравится, – так же доброжелательно предположила Эдит.

– Нет, Фил хороший человек. Немного молод, возможно, но отличный парень.

– Почему же тогда ты не остался с ними?

Я не мог понять ее интерес, но она продолжала проницательно смотреть на меня, как будто моя скучная история была почему-то жизненно важной для нее.

– Фил почти постоянно в разъездах. Он профессиональный бейсболист. – Я невесело улыбнулся.

– Я о нем слышала? – спросила она, улыбаясь мне в ответ, как раз настолько, чтобы слегка показались ямочки на щеках.

– Нет, наверное. Он играет не слишком хорошо. Всего лишь в малой лиге. Приходится много ездить.

– И твоя мама отправила тебя сюда, чтобы иметь возможность сопровождать его. – Это снова прозвучало как утверждение, а не как вопрос.

Мои сгорбленные плечи автоматически распрямились:

– Нет. Я сам себя отправил.

Ее брови сошлись в одну линию.

– Не понимаю, – призналась Эдит, и мне показалось, что она разочарована этим фактом сильнее, чем стоило бы.

Я вздохнул. Зачем я ей все это объясняю? Она внимательно смотрела на меня в ожидании ответа.

– Вначале она оставалась дома со мной, но скучала по нему. Это делало ее несчастной… Поэтому я решил, что пора провести немного времени с Чарли. – Я договаривал фразу упавшим голосом.

– Но теперь несчастен ты, – заметила она.

– Ну и что? – с вызовом ответил я.

– Это кажется несправедливым. – Эдит пожала плечами, все еще пристально глядя на меня.

Я хохотнул:

– Разве ты не знаешь? Жизнь вообще несправедлива.

– Действительно, это я уже где-то слышала, – сухо согласилась она.

– Вот и все, – настаивал я, удивляясь, почему она продолжает так смотреть на меня.

Эдит склонила голову набок, взгляд ее золотистых глаз словно проникал, как луч лазера, сквозь мою кожу.

– Неплохое шоу, – медленно сказала она. – Но я могла бы поспорить, что ты страдаешь больше, чем позволяешь кому-нибудь увидеть.

Я пожал плечами:

– Повторяю: ну и что?

– Не вполне тебя понимаю, больше ничего.

– Зачем тебе это? – хмуро спросил я.

– Очень хороший вопрос, – пробормотала она так тихо, что я не понял, предназначалась ли эта фраза мне или ей самой. Однако после нескольких секунд молчания я решил, что другого ответа не получу.

Было неловко сидеть вот так, молча уставившись ей в глаза, но она не отводила взгляда. Мне хотелось продолжать рассматривать ее лицо, но я опасался, не решит ли Эдит, что со мной не все в порядке, если я буду все время глазеть на нее, поэтому, в конце концов, я повернулся к доске. Она вздохнула.

Я снова взглянул на нее: Эдит по-прежнему смотрела на меня, но выражение ее лица стало другим – слегка разочарованным… или сердитым.

– Извини, – быстро сказал я. – Я… я тебя раздражаю?

Она покачала головой и улыбнулась одной стороной рта – появилась всего одна ямочка.

– Нет. Скорее, уж я сама себя раздражаю.

– Почему?

Она снова наклонила голову к плечу:

– Чтение людей… обычно это легко мне дается. Но с тобой ничего не получается. Наверное, я не очень хорошо понимаю тебя. Это смешно?

Я подавил улыбку.

– В большей степени… неожиданно. Мама всегда называет меня своей открытой книгой. Если верить ей, у меня все буквально на лбу написано, читай сколько влезет.

Улыбка Эдит померкла, и она опять посмотрела мне в глаза, но не сердито, как до этого, просто пристально. Словно действительно изо всех сил пыталась прочитать то, что без труда видела моя мама. Потом ее настроение еще раз внезапно изменилось, и, снова улыбаясь, она сказала:

– Похоже, я стала слишком самоуверенной.

Я не знал, что на это ответить.

– Э… извини?

Она рассмеялась, и это прозвучало как музыка, хотя мне не удавалось вообразить инструмент, который мог бы сравниться с ее смехом. Зубы у нее оказались идеальными – что ничуть меня не удивило – и ослепительно белыми.

Тут миссис Баннер призвала класс к порядку, и я с облегчением переключил внимание на нее. Непринужденная беседа с Эдит оказалась немного напряженной. Я чувствовал странное головокружение. Неужели меня действительно угораздило только что подробно рассказать о своей скучной жизни этой удивительной красивой девушке, которая, возможно, ненавидит меня? Ее интерес к моим словам казался чуть ли не чрезмерным, но теперь я видел краешком глаза, что она снова отклонилась от меня, а руки ее с явным усилием сжимают край стола.

Миссис Баннер проводила разбор лабораторной работы, показывая с помощью проектора все этапы, и я пытался сосредоточиться на слайдах, но мысли были очень далеко от этой лекции.

Когда прозвенел звонок, Эдит покинула класс так же быстро и грациозно, как в прошлый понедельник. И так же, как тогда, я смотрел ей вслед с изумленно приоткрытым ртом.

МакКейла подбежала к моему столу почти с той же скоростью.

– Это было ужасно, – сказала она. – Они все выглядели одинаково. Тебе повезло, что твоей напарницей была Эдит.

– Да, она, похоже, здорово разбирается в луковом корне.

– Сегодня она вела себя довольно дружелюбно, – надевая плащ, заметила МакКейла. Казалось, ее не слишком радовало это обстоятельство.

Я постарался, чтобы мой голос звучал небрежно:

– Интересно, что это с ней было в прошлый понедельник?

Мы направились в спортзал, и я никак не мог сосредоточиться на болтовне МакКейлы. Урок физкультуры тоже не слишком меня интересовал. МакКейла сегодня была в одной команде со мной. Она с готовностью принимала не только свои мячи, но и мои, поэтому мне нужно было обращать внимание на игру, только когда подходила моя очередь подавать. Товарищи по команде уже научились разбегаться в разные стороны, видя, что я выхожу на линию.

По дороге на парковку я изрядно вымок, хотя дождь уже всего лишь моросил. Поэтому, добравшись наконец до пикапа, я включил печку на полную мощность, на этот раз не беспокоясь из-за оглушительного рева двигателя.

Оглядываясь, чтобы убедиться, что путь свободен, я заметил неподвижную белую фигуру. Эдит Каллен стояла, прислонившись к передней дверце «вольво» за три машины от меня, и внимательно смотрела в моем направлении. Она не улыбалась, но, по крайней мере, убийственного выражения лица тоже не было – во всяком случае, сейчас. Я отвернулся и, резко тронув с места свой грузовичок задним ходом, чуть не врезался в ржавую «тойоту». К счастью для «тойоты», мне удалось вовремя ударить по тормозам. Эта машина была как раз из тех, что мой пикап способен запросто превратить в металлолом. Я глубоко вздохнул, все еще глядя в противоположную от Эдит сторону, и снова осторожно начал движение. На этот раз получилось. Проезжая мимо «вольво», я смотрел строго вперед, но и боковым зрением сумел заметить, что Эдит смеется.

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА 3, Ч.1)

Перевод выполнен командой переводчиков сайта @tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

Обсудить у себя 2
Комментарии (5)

Огромное спасибо!!!!

Спасибо!!!

А когда следующие страницы будут? 😥

Спасибо за внимательность!  Книга переведена и выложена вся, просто в этой главе ссылка не была оформлена. Исправили ) Можете читать дальше. Приятного чтения!

Благодарю 🙏🏼 как я счастлива 😘😘😘

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья