Жизнь и смерть. Глава пятая (часть вторая)

Глава пятая (часть вторая)

Группа крови

Эдит не обратила на нее внимания.

– Выглядишь просто ужасно, – сказала она мне. Я расслышал в ее голосе усмешку.

– Просто положи меня обратно на тротуар, – простонал я. – Несколько минут – и я буду в порядке. 


 

Благодаря ей мы быстро двигались вперед, хотя я всего лишь старался переставлять ноги в нужном темпе. Несколько раз я готов был поклясться, что мои ноги на самом деле просто волочатся по земле, но, с другой стороны, я их не очень-то хорошо чувствовал, так что мог и ошибиться.

– Так ты теряешь сознание при виде крови? – спросила Эдит. Похоже, это ее забавляло.

Я не ответил. Снова закрыл глаза и боролся с тошнотой, крепко сжав губы. Самое главное – чтобы меня не вырвало на нее. Остальное я переживу.

– И это даже не твоя кровь! – засмеялась она. Ее смех походил на звон колокольчиков.

– У меня слабая вазовагальная система*, – пробормотал я. – Это просто неврокардиогенный синкопе**.

Она снова рассмеялась. Судя по всему, эти длинные слова, которые я запомнил, чтобы объяснять подобные ситуации, не произвели на нее должного впечатления.

Не знаю точно, как ей удалось открыть дверь, практически неся меня на себе, но неожиданно стало тепло, за исключением тех мест, где ее тело было прижато к моему. Я жалел, что так плохо себя чувствую и не могу как следует ощутить соприкосновение наших тел. Разумеется, в нормальной обстановке я наслаждался бы этим.

– О Боже, – раздался рядом взволнованный мужской голос.

– У него неврокардиогенный синкопе, – живо объяснила Эдит.

Я открыл глаза. Мы были в приемной, и Эдит тащила меня вдоль стойки к двери в глубине комнаты. Мистер Коуп, лысеющий администратор, бежал впереди нее, чтобы помочь. Услышав страшно звучащий диагноз, он остановился.

– Мне следует позвонить в службу спасения? – выдохнул он.

– Это всего лишь обморок, – пробормотал я.

Пожилой мужчина – школьный медбрат – поднял глаза от какой-то книжки и изумленно смотрел, как Эдит втаскивает меня в комнату. Заметил ли он, как она прислонила меня к койке, а потом почти приподняла, чтобы помочь лечь? Бумажная простыня жалобно захрустела, когда Эдит повалила меня одной рукой, после чего повернулась и закинула мои ноги на виниловый матрас. 

Это напомнило мне момент, когда она выдернула меня буквально из-под фургона, и от воспоминаний вновь закружилась голова.

– Они определяли группу крови на биологии, – объяснила Эдит.

Пожилой медик понимающе кивнул:

– Всегда хоть один найдется.

Эдит прикрыла рот, маскируя смех кашлем. Потом отошла и встала в дальнем углу комнаты от меня. Глаза ее взволнованно сияли.

– Просто полежи минутку, сынок, – сказал мне медбрат. – Это пройдет.

– Знаю, – пробормотал я. Головокружение уже действительно начинало проходить Вскоре тоннель вокруг укоротится и звуки снова станут нормальными.

– С тобой такое часто случается? – спросил он.

Я вздохнул:

– У меня слабая вазовагальная система.

Медбрат выглядел растерянным.

– Иногда, – сказал я ему.

Эдит снова засмеялась, не потрудившись это скрыть.

– Ты можешь вернуться в класс, – обратился к ней мужчина.

– Мне поручено оставаться с ним, – ответила Эдит. Она сказала это с такой уверенностью, что медбрат, хоть и поджал губы, но спорить не стал.

– Принесу немного льда для твоей головы, – сказал он мне и, шаркая ногами, вышел из комнаты.

– Ты была права, – простонал я, снова прикрывая глаза.

– Как обычно – но по поводу чего на этот раз?

– Прогуливать действительно полезно, – я старался дышать ровно.

– Ты меня на минутку напугал там, – сказала Эдит после небольшой паузы – таким тоном, словно признавалась в унизительной слабости. – Я подумала, что эта Ньютон тебя отравила.

– Смешно, – мои глаза все еще были закрыты, но с каждой минутой мне становилось лучше.

– Честно говоря, – добавила она, – я видела трупы с более здоровым цветом лица. Беспокоилась, что, возможно, должна буду отомстить за твою гибель.

– Держу пари, МакКейла разозлилась.

– Она меня ненавидит, – радостно сообщила Эдит.

– Ты не знаешь точно, – возразил я, но потом задумался…

– Видел бы ты ее лицо. Тогда не сомневался бы.

– Как ты вообще там оказалась? Я думал, ты прогуливаешь.

Сейчас я чувствовал себя гораздо лучше, хотя тошнота, вероятно, прошла бы быстрее, если бы я что-нибудь съел за ланчем. С другой стороны, может, это и к лучшему, что мой желудок был пуст.

– Я сидела в машине, слушала музыку. – Такой обыкновенный ответ, удивительно.

Дверь скрипнула, и, открыв глаза, я увидел медбрата с холодным компрессом в руке.

– Вот, сынок, – он положил эту штуковину мне на лоб. – Ты выглядишь лучше.

– Думаю, со мной все хорошо, – сказал я, садясь на койке. В ушах еще немного звенело, но голова не кружилась. Мятного цвета стены оставались на своих местах.

Видно было, что он готов заставить меня снова лечь, но открылась дверь и в медкабинет заглянул мистер Коуп.

– У нас еще один, – предупредил он.

Я встал с койки, чтобы освободить место для следующего пострадавшего, и вернул компресс медбрату. – Возьмите, мне он не нужен.

В дверях показалась МакКейла, которая, пошатываясь от напряжения, поддерживала Лиэнн Стивенс, еще одну девушку из нашего класса биологии. Ее лицо было желто-зеленым. Мы с Эдит отошли к стене, чтобы освободить им пространство.

– О нет, – пробормотала Эдит. – Бо, выйди в приемную.

Я озадаченно посмотрел на нее.

– Доверься мне – уходи.

Развернувшись, я придержал еще не закрывшуюся дверь и, нетвердо ступая, вышел из медпункта. Эдит последовала за мной.

– Ты действительно послушался меня, – удивленно сказала она.

– Я почувствовал запах крови. – Видимо, Лиэнн стало плохо не потому, что она просто смотрела на других. И это далеко не так позорно, по-моему.

– Люди не могут чувствовать запах крови, – возразила Эдит.

– А я чувствую – и меня от него тошнит. Кровь пахнет ржавчиной… и солью.

Она настороженно посмотрела на меня.

– Что? – спросил я.

– Ничего.

Тут из кабинета вышла МакКейла и остановилась, переводя взгляд с Эдит на меня и обратно.

– Эдит, спасибо большое что помогла, – сказала она. Ее приторно-сладкий тон подтверждал слова Эдит о ненависти. – Просто не знаю, что Бо без тебя делал бы.

– Не за что, – весело улыбнувшись, ответила Эдит

– Ты выглядишь лучше, – обратилась МакКейла ко мне, не меняя тона. – Я так рада.

– Просто держи руку в кармане, – снова предупредил я ее.

– Кровь больше не идет, – сказала она мне, теперь уже нормальным голосом. – Ты пойдешь обратно на урок?

– Нет уж, спасибо. Иначе придется сразу же вернуться сюда.

– Да, наверное… Так ты едешь в эти выходные? На пляж? – говоря это, она сверкнула мрачным взглядом в сторону Эдит, которая неподвижно стояла возле заваленной бумагами стойки, уставившись в пространство.

Я не хотел расстраивать МакКейлу еще больше:

– Конечно, поеду.

– Мы встречаемся у магазина моих родителей в десять, – она еще раз посмотрела на Эдит, явно обеспокоенная тем, что разгласила слишком много информации. Стало понятно без лишних слов, что это приглашение касается не всех.

– Я буду там, – пообещал я.

– Тогда до встречи на физкультуре, – сказала МакКейла, нерешительно направляясь к выходу.

– Да, пока, – ответил я.

Она взглянула на меня, ее круглое лицо было недовольным, уже в дверях она сгорбилась, и я снова, как и вчера, почувствовал укол вины. Мне не хотелось ее обижать, но, похоже, это получалось помимо моей воли. Теперь придется смотреть на ее расстроенное лицо весь урок физкультуры.

– Ох, физкультура, – простонал я.

– Я позабочусь об этом, – я не слышал приближающихся шагов Эдит и вздрогнул, когда она заговорила совсем рядом со мной. – Сядь и притворись больным, – приказала она шепотом.

Как раз это не составляло труда: я от природы был бледным, а из-за недавнего происшествия лицо мое еще было покрыто испариной. Я сел на один из скрипучих складных стульев, прислонился головой к стене и закрыл глаза. Падать в обморок так утомительно.

От стойки до меня донесся тихий голос Эдит:

– Мистер Коуп?

Я не слышал, как администратор вернулся, но он ответил:

– Да?

– У Бо следующим уроком физкультура, а мне кажется, он недостаточно хорошо себя чувствует. Наверное, мне следует отвезти его домой. Вы не напишете ему освобождение? – ее голос был как тающий мед. И я мог только догадываться, насколько сильным было воздействие ее глаз.

– Тебе тоже нужно освобождение, Эдит? – спросил мистер Коуп, срывающимся голом.

– Нет, сейчас у меня урок мистера Гоффа, – ответила Эдит. – Он не будет возражать.

– Ладно, я все сделал. Тебе лучше, Бо? – окликнул меня мистер Коуп. Я слабо кивнул – похоже, слегка переигрывая.

– Можешь идти или снова нужна моя помощь? – она стояла спиной к администратору, и теперь ее лицо было насмешливым.

– Я сам.

Я осторожно встал, никаких неприятных симптомов при этом не появилось. Эдит открыла для меня дверь с вежливой улыбкой, но взгляд ее был полон иронии, и я почувствовал себя глупо. Похолодало, зарядил мелкий дождик, но это было даже приятно. Впервые я радовался непрекращающейся влаге с неба – ведь она смывала испарину с моего лица.

– Спасибо, – сказал я, когда Эдит вслед за мной вышла из здания. – Стоило упасть в обморок, чтобы пропустить физкультуру.

– Всегда пожалуйста, – ответила она, глядя мимо меня сквозь дождь.

– Так ты поедешь? В эту субботу… на пляж, – я надеялся, что она примет участие, хотя это казалось маловероятным. Мне не удавалось вообразить ее в одной машине с остальными ребятами из школы, ведь Эдит не принадлежала к их миру. И всё же, едва представив, что она, возможно, согласится, я впервые подумал об этой поездке с радостью.

– А куда вы едете? – она по-прежнему бесстрастно смотрела куда-то вдаль, но ее вопрос заставил меня поверить, что она обдумывает мое предложение.

– В Ла Пуш, на Первый Пляж.

Я всматривался в лицо Эдит, пытаясь понять ее. И мне показалось, что она слегка прищурилась.

Наконец она взглянула на меня и улыбнулась:

– Кажется, меня не приглашали.

– Я только что пригласил.

– Думаю, нам с тобой на этой неделе больше не стоит дразнить бедную МакКейлу. Мы же не хотим, чтобы она начала кусаться, – ее глаза смеялись, будто эта мысль понравилась ей больше, чем следовало бы.

– Ладно, как скажешь, – пробормотал я, поглощенный тем, как она произнесла: «Нам с тобой». Эта фраза тоже понравилась мне куда больше, чем следовало бы.

Мы уже дошли до стоянки, и я повернул к своему пикапу. Но что-то зацепило мою куртку и сильно дернуло назад, заставив на полшага попятиться.

 

– Куда ты идешь? – удивленно спросила Эдит. Ее маленькая рука крепко вцепилась в мою куртку. Казалось, ей ничего не стоило удерживать меня на месте. Несколько мгновений я не мог ответить. Она отрицала, что она супергерой, но моему разуму не удавалось подыскать другое определение. Она выглядела как Супердевушка, забывшая дома свой плащ.

Я задумался над тем, что меня, по идее, должно волновать ее превосходство в силе, но я уже довольно давно не чувствовал неуверенности в отношении чего-то подобного. С тех пор как я перерос своих постоянных обидчиков, у меня не было причин для тревоги. Конечно, хотелось бы иметь хорошую координацию, но меня не особенно беспокоила собственная неспособность к спорту. У меня не было лишнего времени, и спорт всегда казался мне чем-то не очень серьезным. Зачем придавать так много значения кучке людей, гоняющихся за мячом? Я был достаточно сильным, чтобы заставить кого-то отстать от меня, и считал это вполне достаточным.

Итак, эта миниатюрная девушка сильнее меня. Намного. Но готов поспорить, что она сильнее всех, кого я знал. Легко одолела бы Шварценеггера в его лучшие годы. Я не могу соревноваться с ней, да и не нуждаюсь в этом. Эдит особенная.

– Бо? – снова спросила она, и я понял, что так и не ответил на ее вопрос.

– А… что?

– Я спросила, куда ты собрался.

– Домой, а что? – ее вопрос смутил меня. 

Эдит улыбнулась:

– Разве ты не слышал моего обещания доставить тебя домой в целости и сохранности? Думаешь, я позволю тебе вести машину в таком состоянии?

– В каком состоянии?

– Не люблю приносить плохие вести, но у тебя слабая вазовагальная система.

– Переживу, – ответил я и еще раз попытался пойти к своей машине, но ее рука так и не отпустила мою куртку. Я остановился и снова посмотрел на Эдит.

– Хорошо, почему бы тебе не сказать, чего ты от меня хочешь? – сказал я. 

Ее улыбка стала шире:

– Разумно. Сейчас ты сядешь в мою машину, и я отвезу тебя домой.

– Во-первых, в этом нет необходимости, а во-вторых, что будет с моим пикапом?

– Во-первых, необходимость – это субъективное понятие, а во-вторых, я попрошу Арчи пригнать твой пикап после уроков.

Меня отвлекло это небрежное упоминание о ее странных, бледных и красивых родственниках. Особенных? Таких же, как она?

– Ты же не собираешься скандалить? – спросила она, когда я не ответил.

– А есть смысл?

Я пытался расшифровать все смыслы ее улыбки, но не слишком в этом преуспел. 

– Моему холодному сердцу становится теплее, когда я вижу, как быстро ты учишься. Сюда, пожалуйста, – она отпустила мою куртку и развернулась. Я с готовностью пошел за ней. Плавные движения бедер Эдит завораживали так же, как и ее глаза. Плюсом было и то, что мы проведем больше времени вдвоем.

Внутри Вольво все было так же безупречно, как и снаружи. Вместо запаха бензина и табака, здесь витал чуть заметный запах духов. Этот аромат казался знакомым, но я никак не мог разгадать его. Однако в любом случае пахло чудесно.

Она завела тихо замурлыкавший двигатель и, небрежно поиграв с настройками, включила печку и чуть приглушила музыку.

– «Лунный свет»? – спросил я, а Эдит удивленно взглянула на меня.

– Ты поклонник Дебюсси?

Я лишь пожал плечами:

– Моя мама играет дома много классических произведений. Я знаю только свои любимые.

– Это и мое любимое.

– Ну надо же, – сказал я. – У нас есть что-то общее.

Я ожидал, что это ее рассмешит, но она лишь смотрела на дорогу сквозь дождь.

Рассеянно слушая знакомую мелодию, я откинулся на спинку светло-серого сиденья. Поскольку краем глаза я наблюдал за Эдит, а дождь размыл всё за окном в серо-зеленые пятна, до меня не сразу дошло, что мы едем слишком быстро. Машина двигалась настолько ровно, что я даже не чувствовал скорости, и ее выдавали лишь мелькавшие за окном дома.

– А твоя мама, какая она? – вдруг спросила Эдит.

Ее глаза цвета сливочной ириски с любопытством разглядывали меня, пока я отвечал.

– Она похожа на меня, только маленького роста. Такие же глаза, тот же цвет волос. Она экстраверт и довольно смелая. Еще она слегка эксцентричная, немного безответственная и очень непредсказуемая на кухне. Она была мне лучшим другом… – я замолчал. Разговор о ней в прошедшем времени вызывал у меня уныние.

– Сколько тебе лет, Бо? – в голосе Эдит слышалось разочарование, причину которого я не мог себе представить.

Машина остановилась, и я понял, что мы уже приехали. Дождь усилился, да так, что теперь я едва видел наш дом. Было чувство, что автомобиль погрузился в вертикальную реку.

– Семнадцать, – ответил я, немного озадаченный ее тоном.

– Ты выглядишь не на семнадцать, – сказала она, и это прозвучало как обвинение.

Я засмеялся.

– Что? – требовательно спросила Эдит.

– Мама всегда говорит, что я родился тридцатипятилетним и с каждым годом приближаюсь к среднему возрасту, – я снова засмеялся, а затем вздохнул: – Что ж, кому-то же нужно быть взрослым, – и, немного помолчав, добавил: – Ты тоже не очень-то смахиваешь на старшеклассницу.

Она поморщилась и сменила тему:

– Почему твоя мама вышла замуж за Фила?

Меня удивило, что она помнит его имя: я был уверен, что назвал его всего однажды, почти два месяца назад. Я ответил после крошечной паузы:

– Моя мама… она очень молода для своего возраста. Думаю, Фил заставляет ее чувствовать себя еще моложе. Как бы то ни было, она от него без ума… – лично я этого не понимаю, но, когда речь идет о матери, разве можно считать кого-то достаточно хорошим для нее? Наверное, такого вообще не бывает.

– Ты одобряешь ее выбор? – спросила она.

Я пожал плечами:

– Хочу, чтобы она была счастлива, а он – тот, кто ей нужен.

– Это очень великодушно… Мне интересно…

– Что?

– Смогла бы она отнестись к тебе так же, как ты считаешь? Невзирая на то, кого ты выберешь? –взгляд Эдит внезапно стал напряженным, она заглянула мне в глаза.

– Я… Думаю, да… – пробормотал я, запинаясь. – Но она взрослая – хотя бы на бумаге. Это немного другое.

Лицо Эдит расслабилось.

– Значит, слишком жутких не надо бы, – поддразнила она.

Я усмехнулся в ответ:

– Жуткие – это какие? С татуировками и пирсингом на лице?

– Полагаю, это одно из возможных толкований.

– А ты как определила бы?

Не ответив, она задала еще один вопрос:

– Как думаешь, а я могу быть жуткой? – и изогнула бровь.

С минуту я притворялся, что изучаю ее лицо, это был просто предлог лишний раз на нее поглазеть – мое любимое занятие.

Черты лица Эдит были такими утонченными, такими симметричными. Ее лицо могло заставить любого замереть на месте, но только не убежать. Как раз наоборот.

– Трудно себе такое представить, – признался я. Она молча нахмурилась. – Ну, то есть ты наверняка смогла бы, если бы захотела.

Эдит склонила голову к плечу и раздраженно улыбнулась, но так ничего и не сказала.

– А ты расскажешь мне о своей семье? – спросил я. – Эта история должна быть намного интереснее моей.

Она тут же насторожилась:

– Что ты хочешь знать?

– Каллены тебя удочерили?

– Да.

Я не сразу решился задать следующий вопрос:

– А что случилось с твоими родителями?

– Они умерли много лет назад, – ее тон был обыденным.

– Прости.

– Я их почти не помню. Уже давно мои родители – Карин и Энист.

– И ты их любишь, – это не было вопросом. Тон, которым Эдит произнесла их имена, не оставлял места для сомнений.

– Да, – улыбнулась она. – Не могу представить себе никого лучше них.

– Значит, тебе очень повезло.

– Знаю.

– А твои брат и сестра?

Эдит взглянула на часы на приборной доске:

– Мои брат и сестра, а еще Джесамина и Роял, если на то пошло, очень расстроятся, если им придется ждать меня под дождем.

– Ох, прости. Наверное, тебе пора.

Глупо, но мне совсем не хотелось выходить из машины.

– И ты, вероятно, не против, чтобы твой пикап пригнали обратно, пока шеф Свон не вернулся домой, чтобы тебе не пришлось объясняться с ним по поводу твоего синкопального эпизода.

Она хорошо разбиралась в медицинской терминологии, что, в принципе, понятно – ее мать врач.

– Он наверняка уже об этом слышал. В Форксе нет никаких тайн, – проворчал я.

Видимо, я сказал что-то смешное, но не мог понять, что именно и почему ее смех звучит немного напряженно.

– Повеселитесь там на пляже, – сказала Эдит, успокоившись. – Погода как раз для солнечных ванн, – она жестом указала на стену дождя.

– А разве мы не увидимся завтра?

– Нет. Мы с Элинор начнем уикенд пораньше.

– Чем собираетесь заниматься? – друзья могут задавать такие вопросы, верно? Надеюсь, она не расслышала в моем голосе разочарования. 

– Пойдем в поход на скалы Гоат Рокс, это к югу от горы Ренье.

– О, наверное, это весело.

Эдит улыбнулась:

– Не мог бы ты кое-что для меня сделать в эти выходные? – она повернулась, и наши взгляды встретились, ее глаза горели гипнотическим огнем.

Я беспомощно кивнул. «Что угодно», – мог бы сказать я, и это было бы правдой.

– Не обижайся, но ты, кажется, из тех людей, которые притягивают неприятности, как магнит. Постарайся не упасть в океан и не попасть под машину, ладно?

На ее щеках показались ямочки, что несколько смягчило боль от обвинения в несостоятельности.

– Посмотрю, что можно сделать, – пообещал я.

Я выпрыгнул из машины в вертикальную реку и побежал к крыльцу. Когда я оглянулся, «вольво» уже исчез.

– Ой! – я схватился за карман куртки, вспомнив, что забыл отдать Эдит ключи от пикапа.

Карман был пуст.

_________________________________________

* Слабая вазовагальная система – видимо, Бо имеет в виду вегетососудистую дистонию, при которой может происходить так называемый вазовагальный рефлекс – резкое возбуждение блуждающего нерва (nervus vagus, лат.), при котором падает артериальное давление.

** Неврокардиогенные синкопе (НКС) – сборный термин, используемый для характеристики целой группы клинических синдромов, проявляющихся приступами потери сознания и связанных с патологическим рефлекторным воздействием вегетативной нервной системы на регуляцию сосудистого тонуса и сердечного ритма.

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА ШЕСТАЯ, Ч.1)

Перевод подготовлен командой переводчиков сайта @tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

 

Обсудить у себя 2
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья