Жизнь и смерть. Глава шестая (часть первая)

6. Страшные истории

(часть первая)

Стараясь сконцентрироваться на третьем акте «Макбет», я всё же прислушивался к звукам с улицы. Казалось, даже сквозь шум ливня я услышал бы рев мотора своего грузовика. Но, в очередной раз выглянув в окно, я вдруг обнаружил его на привычном месте.

Мне не очень-то хотелось вставать в пятницу, и она с лихвой оправдала мои наихудшие ожидания. Естественно, меня ожидали комментарии относительно вчерашнего обморока. Джереми, похоже, получал от этой истории особое удовольствие.


Он смеялся до икоты, когда Логан притворно потерял сознание за обеденным столом. К счастью, МакКейла держала рот на замке и никто, видимо, не подозревал об участии Эдит. Впрочем, у Джереми оставалась куча вопросов по поводу вчерашнего ланча.

 

– Что хотела Эдит Каллен? – спросил он на тригонометрии.

– Я не совсем понял, – и это была правда. – Она так ничего и не объяснила.

– Она выглядела сердитой.

Я пожал плечами:

– Разве?

– Никогда не видел, чтобы она сидела хоть с кем-то, кроме своей семьи. Это было странно.

– Да, странно, – согласился я.

Казалось, его раздражало то, что у меня не нашлось лучших ответов.

Даже зная о том, что ее не будет в школе, я все равно надеялся, и это, пожалуй, было хуже всего. Войдя в буфет с Джереми и МакКейлой, я не удержался и посмотрел на стол Эдит, за которым, сблизив головы, сидели Роял, Арчи и Джесамина. Мне стало интересно, не Арчи ли вчера пригнал мою машину и что он думает по этому поводу.

За столом, где я обычно сидел, все энергично строили планы на завтрашний день. МакКейла снова оживилась, полагаясь на метеопрогноз местных теленовостей намного больше, чем он, на мой взгляд, того заслуживал. В обещанную ясную погоду я поверю не раньше, чем увижу ее своими глазами. Но, по крайней мере, сегодня потеплело – почти пятнадцать градусов, – хотя было по-прежнему влажно. Может, поездка и не окажется совсем уж убогой.

Во время ланча я поймал на себе несколько недружелюбных взглядов Логана, которые мне были не совсем понятны. Ведь над его номером с обмороком я смеялся вместе с остальными. Кое-что, правда, прояснилось, когда мы выходили из столовой. Наверное, он не подозревал, что я шел прямо за ним и МакКейлой.

Логан провел ладонью по прилизанным серебристым волосам.

– Не знаю, почему бы Бофору, – он произнес мое имя насмешливо, – теперь просто не сесть с Калленами.

Никогда не замечал, какой гнусавый у него голос, а теперь в нем звучала еще и удивившая меня злоба. Я был не настолько хорошо знаком с этим парнем, чтобы у него могла появиться причина невзлюбить меня – во всяком случае, мне так казалось.

– Он мой друг и будет сидеть с нами, – отрезала МакКейла. Это прозвучало очень преданно, но еще и собственнически. Мне больше не хотелось слушать их разговор, и я приостановился, пропуская вперед Джереми и Аллена.

Позже, за ужином, Чарли с энтузиазмом говорил о предстоящей мне утром поездке в Ла Пуш. Кажется, он чувствует себя виноватым из-за того, что оставляет меня в одиночестве по выходным, но слишком долго вырабатывал свои привычки, чтобы так просто от них отказаться. А я никогда не возражал против уединения.

Разумеется, он знал имена не только всех ребят, собиравшихся ехать, но и их родителей, а также, вероятно, их прабабушек и прадедушек. И явно одобрял поездку. Интересно, как он отнесся бы к моему намерению прокатиться в Сиэтл с Эдит? Ведь Каллены, похоже, очень ему нравятся. Однако не имело смысла рассказывать Чарли о моих планах.

– Пап, ты знаешь место под названием Гоат Рокс или что-то вроде этого? Кажется, это к югу от горы Ренье.

– Да, а что?

Я пожал плечами:

– Некоторые ребята говорили о походе в те края.

– Это не самая подходящая местность для похода, – он явно удивился. – Слишком много медведей. Туда ездят в основном в охотничий сезон.

– Хм. Наверное, я что-то не так понял.

Я собирался поспать подольше, но меня разбудил свет. Вместо приевшейся мрачной серости, при которой приходилось вставать по утрам в течение последних двух месяцев, в окно лился яркий, чистый желтый свет. Я просто глазам своим не верил, но вот оно – наконец-то – солнце. Не в том месте, слишком низко и не так близко, как полагалось бы, и все-таки, несомненно, это солнце. На горизонте по-прежнему громоздились облака, однако практически весь остальной небосвод был чистым и голубым. Я быстро оделся, опасаясь, что ясное небо исчезнет, стоит повернуться к нему спиной.

Магазин «Олимпийское снаряжение Ньютонов» находился в северной части города. Я проезжал мимо и раньше, но никогда там не останавливался – не было желания покупать вещи, предназначенные для намеренно долгого пребывания вне дома. На парковке я заметил внедорожник МакКейлы и «сентру» Тейлор. Остановившись около этих машин, я увидел поблизости группу ребят, в том числе Эрику с двумя девчонками, знакомыми мне по школе (кажется, их зовут Бекка и Коллин), и Джереми в сопровождении Аллена и Логана. С ними стояли еще три парня, и среди них тот, на которого я налетел в пятницу в спортзале. Когда я выбрался из пикапа, этот тип неприязненно посмотрел на меня и что-то сказал Логану. Они громко рассмеялись, и Логан притворился, будто падает в обморок. Другой парень сначала его подхватил, а затем дал ему упасть. Они снова расхохотались, а Логан просто остался лежать на тротуаре, закинув руки за голову.

Ну, похоже, это надолго.

По крайней мере, МакКейла была рада меня видеть.

– Ты пришел! – взволнованно воскликнула она. – Ведь я обещала, что будет солнечно, помнишь?

– Я же говорил тебе, что приду.

– Мы ждем еще Линн и Шона… если только ты не пригласил кого-то еще, – добавила она.

– Не-а, никого, – легко соврал я, надеясь, что меня не раскусят. Но, с другой стороны, пусть бы поймали на лжи, если бы благодаря этому я смог провести весь день с Эдит.

МакКейла улыбнулась:

– Хочешь поехать со мной? Или на минивэне матери Линн.

– Конечно, с тобой.

Она просияла. Как легко ее осчастливить.

– Сможешь сесть впереди, – добавила она, и я увидел, что Джереми, посмотрев на нас, нахмурился. Не так уж просто угодить МакКейле и Джереми одновременно.

Впрочем, на руку мне сыграло количество участников поездки. Линн привела с собой еще двоих, поэтому мест было в обрез. Я уговорил Джереми влезть на переднее сиденье передо мной, и он оказался зажатым между мной и МакКейлой. Она, возможно, была не так уж благодарна мне за это, но, по крайней мере, Джереми явно успокоился.

От Форкса до Ла Пуш всего пятнадцать миль. Бо́льшую часть пути дорога шла через густой зеленый лес, и дважды мы переезжали широкую извилистую реку Квиллают. Я был рад, что сижу у окна. Мы опустили стекла – вдевятером в машине было тесновато, – и я постарался впитать в себя как можно больше солнечного света.

Проводя летние каникулы с Чарли, я часто бывал на пляжах в окрестностях Ла Пуш, поэтому вытянувшийся на целую милю полумесяц Первого пляжа был мне знаком. И все так же захватывал дух. Даже в этот ясный день вода была серо-стальной, с белыми шапками пены на волнах, разбивающихся о каменистый берег. Из темных вод бухты словно вырастали скалистые островки с отвесными склонами, увенчанные остроконечными коронами черных елей. На пляже только у самой воды была узкая полоска настоящего песка, за нею следовали миллионы гладких камней, издалека казавшихся однообразно серыми, но вблизи удивлявших всевозможными оттенками. Линия прилива была завалена плавником – огромными мертвыми деревьями, выбеленными соленой водой; некоторые из них громоздились кучами возле края леса, другие лежали поодиночке у границы прибоя.

С моря дул сильный ветер, холодный и солоноватый. Пеликаны качались на волнах, над ними кружили чайки и одинокий орел. Облака по-прежнему теснились у кромки небес, но солнце все еще сияло теплым светом на фоне синевы.

Мы тащились по толстому слою песка к пляжу вслед за МакКейлой, которая вела нас к кольцу из стволов плавника, явно предназначенному для посиделок. Там уже имелось углубление для костра, заполненное черным пеплом. Эрика и девушка, которую, кажется, звали Бекка, насобирали сломанных веток из самых сухих груд плавника, валявшегося у леса, и вскоре над старой золой соорудили конусообразную конструкцию.

– Ты когда-нибудь видел, как горит плавник? – спросила меня МакКейла. Я сидел на одной из импровизированных выбеленных скамеек; Джереми и Аллен устроились по бокам от меня, но большинство остальных ребят расположились напротив нас на противоположной стороне круга. МакКейла опустилась на колени перед костром и поднесла зажигалку к кучке самых мелких сучьев.

– Нет, – ответил я, а она осторожно поместила горящий прутик на хворост.

– Тогда тебе понравится, следи за цветом, – она зажгла еще одну небольшую ветку и уложила ее рядом с первой. Пламя быстро охватило сухую древесину.

– Оно синее, – удивился я.

– Это из-за соли. Здорово, правда? – она подожгла еще одну ветку, поместив ее там, куда еще не добрался огонь, и затем заняла место рядом со мной. К счастью, Джереми оказался по другую сторону от нее. Он развернулся к МакКейле и стал расспрашивать о планах на этот день. Я же наблюдал за удивительными синими и зелеными языками пламени, с треском взмывающими ввысь.

После получаса разговоров кто-то из девушек захотел сходить к заводям, ну а большинство парней предпочитали отправиться за едой в единственный в поселении магазин.

Трудно было решить, чью сторону принять. Я не был голоден, и мне нравились приливные заводи. Я с детства любил их – они были едва ли не единственным, к чему я стремился, когда приходилось возвращаться в Форкс. С другой стороны, я частенько в них падал. Невелика беда, когда тебе семь и рядом с тобой отец. Это внезапно напомнило мне об Эдит, хотя она и так не покидала моих мыслей, и о ее предостережении, чтобы я не свалился в океан.

В результате выбор за меня фактически сделал Логан. В этом споре он кричал громче всех и хотел еды. Мы разделились на три группы – те, кто собрался в магазин за продуктами, желающие прогуляться к заводям и остающиеся на пляже, – и большинство последовало за Логаном. Я дождался, пока Тейлор и Эрика наконец тоже решили присоединиться к нему, затем молча поднялся и примкнул к походной группе. МакКейла широко улыбнулась, увидев, что я иду с ними.

Прогулка оказалась недолгой, но это даже к лучшему: мне ужасно не понравилось, когда деревья закрыли от меня солнце. Зеленое освещение леса создавало неподходящую атмосферу для подросткового смеха, вокруг было слишком темно и зловеще, так что шутки звучали не очень естественно. Пришлось сосредоточиться на тропе, чтобы не спотыкаться о выступающие корни и не задевать головой нависающие ветки, поэтому я отстал и выбрался сквозь темный край леса на скалистый берег последним. Вода стояла низко, и отливная река струилась мимо нас прямо в море. Вдоль ее скалистых берегов оставались мелководные бассейны, которые никогда полностью не пересыхали и были полны крошечных морских существ.

Я с огромной осторожностью наклонялся над этими океаническими прудами, в то время как остальные безрассудно прыгали по камням и рисковали сидеть на ненадежных уступах. Найдя самый устойчивый на вид камень у кромки одного из больших бассейнов, я устроился на нем и вскоре увлекся разглядыванием оказавшегося прямо подо мной природного аквариума. Букеты анемонов колебались в невидимом течении, раки-отшельники суетились по краям в своих закрученных раковинах, морские звезды прилипли неподвижно к скалам и друг к другу, а маленький черный угорь с белыми полосками вдоль спины сновал между ярко-зелеными водорослями, и все они ожидали возвращения моря. Я с головой погрузился в созерцание, и лишь небольшая частица моего сознания раздумывала о том, что сейчас делает Эдит и что она могла бы сказать, если бы очутилась здесь.

Внезапно все проголодались, и я, неловко поднявшись на ноги, последовал за ними обратно. В этот раз, шагая через лес, я старался не отставать, поэтому, конечно же, споткнулся, заработав несколько царапин на ладонях, но они не сильно кровоточили.

К нашему возвращению народу на пляже прибавилось. Подойдя ближе, я увидел блестящие прямые черные волосы и смуглую, с медным оттенком кожу новоприбывших: пришли пообщаться подростки из резервации. Уже раздавали еду, и «туристы» поспешили получить свои порции. Как только мы вошли в круг из бревен, Эрика представила нас местным ребятам. Мы с Алленом были последними, и я заметил, что, едва Эрика назвала наши имена, на меня с интересом взглянула девочка, сидевшая на земле около костра. Я пристроился на стволе плавника рядом с Алленом, и МакКейла присоединилась к нам с сэндвичами и газировкой. Девушка, которая, похоже, была старшей из гостей, быстро выпалила имена семерых своих спутников. Я уловил только, что одного из парней тоже звали Джереми, а девочку, которая обратила на меня внимание – Джули.

Сидеть рядом с Алленом было спокойно – он не навязчив и не испытывает потребности заполнять каждую паузу болтовней, поэтому у меня была возможность свободно размышлять во время еды. И я думал о том, как странно вроде бы течет время в Форксе: порой пробегает неуловимо быстро, запечатлеваясь лишь отдельными образами, а порой каждая прожитая секунда значительна и намертво врезается в память. Я точно знал причину такого различия, и это беспокоило.

Во время ланча стали надвигаться тучи, мгновенно заслоняя солнце, бросая длинные тени вдоль пляжа и окрашивая волны в черный цвет. Закончив с едой, все начали разбредаться по двое или по трое. Некоторые, стоя у самой кромки волн, пытались пускать камни по неспокойной поверхности. Другие собирали повторную экспедицию к заводям. МакКейла и не отходивший от нее Джереми отправились в небольшой магазинчик. Несколько местных ребят присоединились к ним, остальные предпочли пойти с пешеходной группой. К тому времени, как все разошлись, у костра остались только я, одиноко сидящий на бревне, Логан и Тейлор, обсуждающие принесенный кем-то CD-плейер, и трое подростков из резервации, включая Джули и старшую девушку, которая явно была у них за главную.

Через несколько минут после того, как Аллен ушел к заводям, его место рядом со мной заняла Джули. На вид ей было лет четырнадцать или, может, пятнадцать. Ее длинные блестящие черные волосы удерживала на затылке резинка. У этой девочки была очень красивая кожа – словно медный шелк, а еще широко расставленные темные глаза над высокими скулами и изогнутые бантиком губы. В общем, милое лицо. Однако положительное впечатление было испорчено, как только она открыла рот.

– Ты ведь Бофор Свон, да?

Словно опять первый день в новой школе.

– Бо, – я вздохнул.

– Верно, – подтвердила она, будто уже знала об этом. – А я Джули Блэк, – она протянула руку. – Вы купили пикап моей матери.

– О, – произнес я, с облегчением пожимая ее теплую ладошку. – Так Бонни – твоя мама. Наверное, я должен был тебя узнать.

– Нет, я младшая в семье… но ты можешь помнить моих старших братьев.

Внезапно меня и в самом деле осенило:

– Адам и Аарон.

Когда я бывал в Форксе, Чарли, Бонни и ее муж Джордж (теперь я вспомнил, он погиб несколько лет назад в автомобильной катастрофе или что-то вроде того, и Чарли после этого был очень подавлен) много раз оставляли нас вместе, чтобы мы занялись чем-нибудь, пока они рыбачат. Мы так и не стали близкими друзьями. Разумеется, я достаточно часто возмущался по поводу таких вылазок на рыбалку, и к моим одиннадцати годам они наконец прекратились.

– Адам, Аарон и… Джулс, верно?

Она улыбнулась:

– Ты и правда помнишь. Никто не называл меня так с тех пор, как братья уехали. 

– Разве они не здесь? – я посмотрел на парней, стоявших на берегу океана, задаваясь вопросом, способен ли я узнать сейчас ее братьев.

Джулс покачала головой:

– Нет. Адам получил стипендию в Вашингтонском университете, а Аарон женился на серфингистке из Самоа и теперь живет на Гавайях.

– Женился? Ничего себе! – я был ошеломлен. Близнецы были старше меня всего на год с небольшим.

– Так тебе нравится грузовик? – спросила она.

– Не то слово. Отлично бегает.

– Да, но очень медленно, – Джулс засмеялась. – Я так радовалась, когда Чарли купил его. Мама не разрешила бы мне собирать другую машину, пока у нас был вполне хороший автомобиль.

– Не такой уж он и медленный, – возразил я.

– Ты пытался разогнать его выше шестидесяти миль в час?

– Нет, – признался я.

– Хорошо. И не надо, – улыбнулась она.

Я не смог не усмехнуться в ответ, защищая свой грузовик:

– Зато при столкновениях ему нет равных.

– Наверное, даже танк не сможет победить этого старого монстра, – согласилась она и снова улыбнулась.

– Так ты собираешь машины? – спросил я, впечатленный ее словами.

– Когда есть время и детали. Не знаешь случайно, где можно найти главный цилиндр для «Фольксваген Рэббит» 1986 года выпуска? – шутливо добавила она. У нее был интересный голос: теплый и чуть хрипловатый.

– Прости, – засмеялся я, – давненько они мне не попадались, но теперь буду смотреть во все глаза. 

Если бы я еще знал, что это за штуковина. 

С Джулс было очень легко общаться. Она ослепительно улыбнулась и послала мне знакомый взгляд, который я только учился распознавать. И это заметил не я один.

– Ты знаешь Бофора, Джули? – спросил Логан. Я знал, что тип вроде него не мог не заметить, как сильно я ненавижу свое полное имя.

– Мы с Бо знакомы с самого моего рождения, – ответила Джулс и снова мне улыбнулась.

– Как это мило, – сказал Логан. Я никогда раньше не замечал, насколько его бледно-зеленые глаза похожи на рыбьи.

Услышав его тон, Джулс приподняла брови: 

– Да, разве не здорово?

Ее сарказм, казалось, остудил Логана, но он еще со мной не закончил: 

– Бо, мы с Тейлор сейчас говорили о том, как жаль, что никто из Калленов не смог сегодня поехать. Разве их не позвали?

Он посмотрел на меня так, словно знал, что я приглашал Эдит, и считал забавным полученный мной отказ. Только это не выглядело как отказ. Похоже, она хотела поехать со мной, но не могла. Неужели я неправильно ее понял?

Мои тревожные размышления были прерваны чьим-то сильным и ясным голосом:

– Ты имеешь в виду семью доктора Карин Каллен? 

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА ШЕСТАЯ, Ч.2)

Перевод подготовлен командой переводчиков сайта@tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья