Жизнь и смерть. Глава тринадцатая (часть вторая)

Стефани Майер

Жизнь и смерть

13. ПРИЗНАНИЯ

(часть вторая)

Я не мог произнести ни слова.

– Перед новой встречей с тобой я приняла меры предосторожности – поохотилась, насытившись больше, чем обычно. И убедила себя, что достаточно сильна, чтобы вести себя с тобой так же, как с другими людьми. Это было слишком самонадеянно… Бесспорно, все осложнялось тем, что мне не удавалось просто прочесть твои мысли, чтобы понять, как ты на меня реагируешь. Я не привыкла прибегать к таким обходным путям, как подслушивание твоих слов в мыслях Джереми… Его мышление оригинальностью не отличается, и меня весьма сердила необходимость опускаться до этого. К тому же я не знала, говоришь ты всерьез или просто потакаешь желаниям собеседников. Все это крайне раздражало. 


 

От этих воспоминаний Эдит нахмурилась.

– Я хотела, чтобы ты забыл о моем поведении в тот первый день, поэтому постаралась заговорить с тобой как с любым другим человеком. Вообще-то мне просто не терпелось – я надеялась расшифровать некоторые из твоих мыслей. Но ты оказался слишком интересным, я поняла, что меня притягивает выразительность твоего лица… а время от времени ты шевелился, и воздух вокруг тебя приходил в движение… Этот аромат ошеломлял меня снова... 

Она ненадолго замолчала.

– Конечно, потом ты чуть не погиб на моих глазах. Позже я придумала идеальное объяснение своих действий в тот момент: если бы я тебя не спасла, если бы передо мной пролилась твоя кровь, то я не смогла бы сдержаться и раскрыла бы нашу сущность. Но это оправдание пришло мне в голову не сразу, а в тот момент единственной моей мыслью было: «Только не он».

Эдит закрыла глаза, на лице ее читалось страдание. Несколько долгих мгновений она молчала. Я ждал с нетерпением, что, возможно, являлось не самой разумной реакцией. Но для меня было огромным облегчением понять, наконец, другую половину истории.

– А в больнице? – спросил я.

Она быстро взглянула мне в глаза:

– Я была потрясена. Не могла поверить, что всё-таки подвергла всех нас опасности, оказалась в твоей власти – не в чьей-нибудь, а именно в твоей. Как будто мне нужна была еще одна причина, чтобы убить тебя. – Мы оба вздрогнули, когда это слово сорвалось с ее губ, и она быстро продолжила: – Но эта катастрофа возымела и обратный эффект. Я поссорилась с Роялом, Эл и Джессаминой, когда они намекнули, что пришло время… Самая худшая наша ссора. На мою сторону встали Карин… и Арчи, – Эдит недовольно нахмурилась, произнеся его имя. Ума не приложу, почему. – А Энист велел делать что угодно, лишь бы я осталась здесь.  

Она покачала головой, на губах заиграла чуть снисходительная улыбка.

– Весь следующий день я подслушивала мысли каждого, с кем ты разговаривал, и была потрясена тем, что ты держишь слово. Совершенно не понимала тебя, но знала, что не должна еще больше увлечься тобой. Я делала все от меня зависящее, чтобы держаться от тебя как можно дальше. И каждый раз запах твоей кожи, твое дыхание… сражали меня с той же силой что и в первый день.

Эдит снова встретилась со мной взглядом, в глазах ее была странная нежность.

– И все же, – продолжала она, – мне не так тяжело было бы выдать всех нас в тот первый момент, как причинить тебе вред сейчас, здесь – без свидетелей, когда ничто не может меня остановить.

– Почему?

– Ох, Бо, – она легко коснулась кончиками пальцев моей скулы, и я ощутил электрический разряд, пронизавший меня от этого случайного прикосновения. – Бо, я просто не выжила бы, если бы заставила тебя страдать. Ты не представляешь, как это мучило меня, – она снова в смущении опустила глаза. – Мысль о тебе, застывшем, бледном, холодном… о том, что я никогда больше не увижу, как твое лицо покрывается румянцем, не увижу вспышку озарения в твоих глазах, когда ты разоблачаешь мое притворство… я этого не вынесла бы, – она подняла на меня прекрасные глаза, полные отчаяния. – Ты теперь для меня важнее всех. Важнее всего на свете.

Голова кружилась от такой резкой смены направления. Лишь минуту назад мне казалось, что мы обсуждаем мою неминуемую смерть. Теперь вдруг перешли к признаниям.

Я сильнее сжал ее руку, уставившись в ее золотистые глаза.

– Ты уже знаешь о моих чувствах. Я здесь потому, что предпочитаю умереть с тобой, чем жить без тебя… – я осознал, как мелодраматично это прозвучало. – Прости, я идиот.

– Ты идиот, – со смехом согласилась она, и я рассмеялся вместе с ней. Вся эта ситуация была идиотской – а еще невероятной и волшебной.

– Вот так львица и влюбилась в ягненка, – прошептала Эдит. Заветное слово подействовало на мое тело как еще один разряд тока.

Я постарался скрыть свою реакцию:

– Какой глупый ягненок.

Она вздохнула:

– Ну а львица – просто больная мазохистка.

Эдит долго смотрела на лес, и мне стало любопытно, о чем она думает.

– А почему?.. – начал было я, но затем остановился, не зная, как продолжить.

Она взглянула на меня и улыбнулась; солнечный свет мерцал на ее лице, зубах:

– Да?

– Скажи, почему ты до этого убежала от меня?

Ее улыбка потускнела:

– Ты знаешь почему.

– Нет, я имею в виду, что именно я сделал не так? Мне нужно знать, что можно, а чего нельзя делать, чтобы тебе было легче. Например, с этим, – я погладил большим пальцем ее запястье, – похоже, все в порядке.

– Ты не сделал ничего плохого, Бо. Это все я.

– Но я хочу помочь.

– Ну… – она на мгновение задумалась. – Просто ты был слишком близко. Большинство людей инстинктивно избегают нас, отталкиваемые нашей чужеродностью… Я не ожидала, что ты подойдешь вплотную. И запах твоего горла… – она умолкла, проверяя, не расстроился ли я. 

– Хорошо, – я опустил подбородок. – Никакой демонстрации горла.

Эдит усмехнулась:

– Нет, правда, это было скорее от неожиданности, чем от чего-либо еще.

Она подняла свободную руку и осторожно положила ее сбоку на мою шею. Я сохранял абсолютную неподвижность, только теперь осознавая, что холод ее прикосновения должен служить естественным предостережением, и удивляясь, почему не чувствовал этого. Мои ощущения в корне отличались.

– Видишь? – сказала она. – Полный порядок.

Кровь быстро неслась по венам, и я жалел, что не в силах замедлить ее бег. Должно быть, он очень усложняет всё для Эдит – мой лихорадочный пульс.

– Мне нравится это, – пробормотала она, осторожно высвобождая другую руку. Мои руки безжизненно упали на колени. Она нежно погладила теплый участок моей щеки, а затем обхватила мое лицо маленькими холодными ладошками.

– Сиди очень смирно, – прошептала она.

Я оцепенел, а она внезапно наклонилась и припала щекой к моей груди, слушая мое сердце. Тонкая ткань футболки не мешала мне ощущать ледяное прикосновение Эдит. Нарочито медленно она подняла руки к моим плечам и обняла меня за шею, крепко прижимая к себе. Я слушал ее осторожное размеренное дыхание, которое, казалось звучало в такт с моим сердцебиением. Вдох на каждые три удара, выдох еще на три.

– Ах, – сказала она.

Не знаю, как долго мы сидели без движения. Возможно, больше часа. Постепенно мой пульс успокоился. Я знал, что в любой момент всё это может оказаться не по силам Эдит и моя жизнь закончится – так быстро, что я даже не замечу. И по-прежнему не боялся. Просто не мог думать ни о чем, кроме того, что она прикасается ко мне.

А затем – слишком скоро – она убрала руки с моей шеи и отодвинулась. Ее взгляд снова был безмятежным.

– В следующий раз будет легче, – с удовлетворением сказала она.

– Тебе было очень трудно?

– Совсем не так плохо, как я себе представляла. А тебе?

– Нет, мне не было… плохо.

Мы улыбнулись друг другу.

– Вот, – она взяла мою руку – легко, будто даже не задумывалась об этом – и положила ее на свою щеку. – Чувствуешь, как ты согрел меня?

И она действительно была почти теплой, обычно ледяная кожа Эдит. Но я едва обратил на это внимание, потому что касался ее лица, то есть делал то, о чем мечтал и фантазировал постоянно, со дня нашей первой встречи.

– Замри, – прошептал я.

Никто не умеет так застывать, как вампир. Она закрыла глаза и превратилась в статую.

Я вел себя еще осторожнее, чем она, тщательно избегая любых неожиданных движений. Погладил ее по щеке, провел кончиком пальца по лавандовым векам, по теням под глазами. Очертил контуры ее прямого носа, а затем, очень бережно, ее совершенных губ. Они приоткрылись, и я ощутил на пальцах прохладное дыхание. Я хотел наклониться, вдохнуть ее аромат, но знал, что это, вероятно, уже слишком. Если она может владеть собой, значит, и я смогу – хотя бы в гораздо меньших масштабах.

Я старался двигаться как в замедленном кино – чтобы она успевала заранее предугадать каждое мое действие. Мои ладони скользнули по ее тонкой шее и остановились на плечах, а большие пальцы обвели невероятно хрупкую линию ключиц.

Эдит была намного сильнее меня, во многих отношениях. Похоже, я потерял контроль над своими руками, когда плавно провел ими по ее плечам и вниз, вдоль выступающих лопаток. Я не смог удержаться и обнял ее, снова притянув к груди. Мои руки сошлись у нее за спиной на талии.

Эдит подалась ко мне, но это было ее единственным движением. Она не дышала.

Поэтому мое время было ограничено.

Я наклонился, чтобы на одну долгую секунду уткнуться лицом в ее волосы, глубоко, полной грудью вдыхая ее аромат. А потом заставил себя отпустить Эдит и отодвинуться. Одна ладонь подчинилась не до конца: она спустилась вдоль ее руки и обосновалась на запястье.

– Прости, – пробормотал я.

Эдит открыла глаза, и в них был голод. Не тот, что мог бы испугать меня, а тот, который скрутил в узел мышцы под ложечкой и заставил мое сердце снова заколотиться.

– Хотела бы я…– прошептала она, – …чтобы ты почувствовал эту… запутанность… это замешательство… которое я испытываю. – Тогда ты смог бы понять.

Она подняла руку к моему лицу, а затем быстро провела пальцами по моим волосам.

– Расскажи мне, – выдохнул я.

– Не знаю, получится ли у меня. Знаешь, с одной стороны, голод – точнее, жажда, которую я, будучи тем, что я есть, чувствую по отношению к тебе. И ты, наверное, в какой-то степени способен это понять. Хотя, – она неуверенно улыбнулась, – так как ты не страдаешь пагубным пристрастием к каким-либо запретным веществам, то, скорее всего, не можешь достаточно глубоко сопереживать мне. Но… – ее пальцы легко коснулись моих губ, и мое сердцебиение ускорилось. – Я желаю и кое-чего другого, испытываю другой голод. Голод, которого даже сама не понимаю.

– Зато я, возможно, понимаю его лучше, чем тебе кажется.

– Я не привыкла чувствовать настолько по-человечески. Это всегда так?

– Для меня? – я помедлил. – Нет, никогда. До этого никогда.

Она взяла мое лицо в ладони:

– Я не знаю, как быть близкой тебе. Не знаю, смогу ли.

Накрыв ее руку своей, я медленно наклонялся вперед, пока наши лбы не соприкоснулись.

– Этого достаточно, – вздохнул я, закрывая глаза.

С минуту мы сидели так, а потом пальцы Эдит зарылись в мои волосы. Она подняла лицо и прижалась губами к моему лбу. Ритм моего сердцебиения взорвался рваными скачками.

– Тебе это удается гораздо успешнее, чем ты думаешь, – сказал я, когда снова обрел дар речи.

Отстранившись, она снова взяла меня за руки:

– Я родилась с человеческими инстинктами… возможно они спрятаны глубоко, но всё же существуют.

Еще одно бесконечное мгновение мы смотрели друг на друга, и я пытался догадаться, испытывает ли она такое же нежелание двигаться, как и я. Но день угасал, а тени деревьев уже почти касались нас.

– Тебе пора ехать.

– Я думал, ты не умеешь читать мои мысли.

Эдит улыбнулась:

– Они становятся более ясными, – ее глаза внезапно вспыхнули волнением. – Можно я кое-что тебе покажу?

– Что угодно.

Она спросила с усмешкой:

– Как насчет ускоренного способа вернуться к пикапу? – Я настороженно взглянул на нее. – Разве ты не хочешь увидеть, как я передвигаюсь по лесу? – надавила она. – Обещаю, это безопасно.

– Ты… превратишься в летучую мышь?

Она разразилась смехом.

– Будто я не слышала этого прежде!

– Точно, уверен, ты постоянно это слышишь.

Очередным неуловимо быстрым движением она оказалась на ногах. Протянула мне руку, и я вскочил. Быстро развернувшись, Эдит оглянулась на меня.

– Забирайся ко мне на спину.

Я моргнул.

– Чего?

– Не будь трусом, Бо, я обещаю, больно не будет.

Она так и стояла спиной ко мне в ожидании, совершенно серьезная.

– Эдит, я не… То есть…как?

Она повернулась ко мне, приподняв одну бровь:

– Тебе наверняка хорошо известен принцип езды на закорках.

Я пожал плечами:

– Конечно, но…

– Тогда в чем проблема?

– Ну… ты ведь такаякрохотная.

Эдит сердито выдохнула, а затем исчезла. На этот раз, когда она пробегала мимо, я почувствовал порыв ветра. Через секунду-другую она вернулась, держа в руке валун.

Настоящий валун. Который она, должно быть, вырвала из земли, потому что нижняя его часть была покрыта прилипшей грязью и корешками. Если бы она опустила его на землю, то по высоте он доходил бы ей до пояса.

Она склонила голову набок.

– Это не то, что я имел в виду. Я не говорил, что ты недостаточно сильная…

Эдит легко перебросила валун через плечо, и он пролетел далеко за край леса, а потом рухнул со звуком ломающегося дерева и разбивающегося камня.

– Это очевидно, – продолжил я. – Но я… Как я помещусь? – я посмотрел на свои слишком длинные ноги и снова перевел взгляд на ее изящную фигурку.

Она опять повернулась ко мне спиной:

– Доверься мне.

Чувствуя себя самым глупым, самым неуклюжим человеком в истории, я нерешительно обхватил Эдит за шею.

– Давай же, – сказала она нетерпеливо. Завела руку назад и, схватив меня за ногу, поддернула мое колено к своей талии.

– Ого!

Но она уже завладела моей второй ногой и, вместо того чтобы опрокинуться назад, с легкостью удерживала мой вес. Она передвинула мои ноги так, чтобы они обхватывали ее талию. Мое лицо горело, и я знал, что выгляжу, должно быть, как горилла верхом на борзой.

– Я не делаю тебе больно?

– Бо, я тебяумоляю.

Вдобавок к неловкости ситуации я еще и весьма отчетливо осознавал, что мои руки и ноги крепко обхватывают ее стройное тело.

Неожиданно Эдит, схватив меня за руку, прижала мою ладонь к своему лицу. И глубоко вздохнула.

– С каждым разом все легче, – сказала она.

А потом побежала.

Впервые я почувствовал настоящий страх за свою жизнь. Ужас.

Она неслась сквозь лес как пуля, как призрак. Ни единого звука, никаких признаков, что ее ноги вообще касались земли. Ее дыхание не участилось, что стало бы свидетельством прикладываемых усилий. Однако деревья пролетали на смертоносной скорости, всегда промахиваясь мимо нас всего на несколько дюймов.

Слишком сильное потрясение помешало мне закрыть глаза, хотя холодный воздух хлестал по лицу, обжигая их. Создавалось ощущение, как будто я высунул голову в окно во время авиаперелета.

Потом все закончилось. Если утром мы добрались до поляны Эдит за несколько часов, то теперь вернулись к пикапу в считаные минуты – даже не минуты, секунды.

– Бодрит, не правда ли? – Ее голос был высоким, возбужденным.

Она стояла неподвижно, ожидая, когда я распутаю ноги и отойду от нее. Я и правда попытался, но не смог заставить мышцы «разморозиться». Руки и ноги оставались сомкнутыми, а голова неприятно кружилась.

– Бо? – спросила она, теперь уже обеспокоенно.

– Кажется, мне нужно прилечь, – задыхаясь, прошептал я.

– Ой. Прости.

Мне потребовалось несколько секунд на то, чтобы вспомнить, как расслабить пальцы. Затем все мускулы, казалось, отключились одновременно, я практически рухнул с Эдит и, спотыкаясь, ковылял спиной вперед, пока, оступившись, окончательно не упал.

Она протянула руку, явно стараясь не смеяться, но я отклонил ее предложение. Вместо этого, оставшись на земле, опустил голову между коленей. В ушах звенело, а голова тошнотворно кружилась.

Холодная рука легла мне на затылок. Это помогло.

– Думаю, идея оказалась так себе, – сказала Эдит задумчиво.

Я старался выглядеть бодро, но мой голос звучал глухо:

– Нет, что ты, это было очень интересно.

– Ха! Ты бледный как привидение… нет, даже хуже: ты бледный, как я!

– Пожалуй, мне стоило закрыть глаза.

– Вспомни об этом в следующий раз.

– В следующий раз? – поднял я на нее испуганный взгляд.

Все еще пребывая в приподнятом настроении, она рассмеялась.

– Воображала, – буркнул я и снова опустил голову.

Только через полминуты кружение замедлилось.

– Бо, посмотри на меня.

Я приподнял голову и увидел лицо Эдит всего лишь в нескольких дюймах от своего. Ее красота ошеломила меня, словно удар исподтишка. К ней невозможно привыкнуть.

– Я тут думала, пока бежала…

– Надеюсь, о том, чтобы не врезаться в деревья? – перебил я, пытаясь отдышаться.

– Глупыш Бо. Бег для меня привычное дело. Об этом мне даже думать не надо.

– Воображала, – снова пробормотал я, чем вызвал ее улыбку.

– Нет, я думала, что хочу попробовать кое-что сделать, – с этими словами Эдит снова обхватила ладонями мое лицо.

У меня перехватило дыхание.

Она заколебалась, словно проверяя, безопасно ли это и по-прежнему ли надежен ее самоконтроль.

А затем ее прохладные безупречные губы нежно прижались к моим.

Моя реакция застала врасплох нас обоих: кровь закипела, обожгла губы, дыхание стало рваным, а пальцы зарылись в волосы Эдит, прижимая ее лицо к моему.

И тут же она превратилась в безразличный камень. Мягко, но настойчиво оттолкнула мое лицо. Открыв глаза, я встретился с ней взглядом.

– Ох, – выдохнул я.

– Это еще мягко сказано.

Ее глаза дико горели, зубы были крепко стиснуты. Наши лица все еще находились в каких-то дюймах друг от друга, а мои пальцы запутались в ее волосах.

– Я должен?.. – я попытался высвободиться, чтобы дать ей возможность отстраниться.

Ее руки не отпустили меня.

– Нет, это терпимо. Подожди минутку, пожалуйста, – голос Эдит звучал вежливо, сдержанно.

Я не отрывал взгляда от ее глаз, наблюдая, как возбуждение в них стихает, смягчается.

– Всё, – улыбнулась она, явно довольная собой.

– Терпимо? – переспросил я.

Она рассмеялась:

– Я сильнее, чем думала. Приятно это знать.

– А я совсем не сильный. Прости.

– Ты же всего лишь человек, в конце концов.

– Ага, – вздохнул я.

Выпутав свои волосы из моих пальцев, она поднялась одним плавным, практически невидимым движением. На сей раз я принял протянутую мне руку и встал. Мне нужна была эта поддержка – равновесие еще не вернулось. При попытке шагнуть в сторону от Эдит меня пошатнуло.

– Это тебя все еще от пробежки качает или от моего искусного поцелуя? – сейчас, беззаботно смеясь, она была практически неотличимой от человека. Эта новая Эдит, не похожая на ту, которую я знал, еще сильнее кружила мне голову. Расставание с ней причинило бы мне теперь физическую боль.

– И то, и другое.

– Наверное, тебе следует позволить мне сесть за руль.

– Хм, думаю, на сегодня с меня хватит твоей жажды скорости…

– Да я вожу лучше тебя, даже когда ты в прекрасной форме, – возразила она. – У тебя реакция гораздо медленнее. 

– Верю, но сомневаюсь, что мой пикап выдержит твоё вождение.

– Немножко доверия, пожалуйста, Бо.

Мои пальцы в кармане уже нащупали ключ. Я поджал губы, будто размышляя, после чего покачал головой с натянутой улыбкой:

– Не-а. Ни в коем случае.

Приподняв брови, Эдит ухватилась за мою футболку и дернула. Я чуть не врезался в нее, от чего меня спасла только упершаяся в ее плечо ладонь.

– Бо, я уже приложила огромные усилия, чтобы сохранить тебе жизнь, и не собираюсь пускать тебя за руль транспортного средства, когда ты даже прямо идти не можешь. Друзья не позволяют пьяным друзьям вести машину.

– Пьяным? – запротестовал я.

Встав на цыпочки, Эдит потянулась вверх, так, чтобы ее лицо приблизилось к моему. Я ощутил невыносимо приятный аромат ее дыхания.

– Ты опьянен уже самим моим присутствием.

– С этим не поспоришь, – вздохнул я. Выбора не было – я ни в чем не мог ей отказать, поэтому поднял руку повыше и, выпустив ключ, проследил, как она молча поймала его молниеносным движением. – Только полегче, мой пикап совсем старичок.

– Очень разумно.

Отпустив футболку, она выскользнула из-под моей руки.

– А на тебя, значит, мое присутствие совсем не влияет?

Развернувшись, Эдит потянулась к моей руке, снова прижала ее к лицу и, сомкнув веки, медленно сделала глубокий вдох.

– И все равно, – пробормотала она, с улыбкой открывая глаза, – реакция у меня получше.  

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ (ГЛАВА 14, Ч.1)

Перевод подготовлен командой переводчиков сайта @tr

Текст предоставлен в ознакомительных целях и не преследует коммерческой выгоды.

 

Обсудить у себя 2
Комментарии (1)

Горилла верхом на борзой 😂😂😂 ржала как лошадь 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

L_a_D
L_a_D
сейчас на сайте
48 лет (01.01.1970)
Читателей: 6 Опыт: 0 Карма: 1
все 4 Мои друзья